Церковное наказание молитвами

Детально: церковное наказание молитвами - специально для Вас.

Церковное наказание

Последняя бука буква “я”

Ответ на вопрос “Церковное наказание “, 8 букв:
епитимья

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова епитимья

Наказание по назначению духовника

Церковное наказание, налагаемое духовником (посты, длительные молитвы)

Наказание от игумена

(греческое epitimion — наказание) духовно-исправительные меры, накладываемые священником или архиереем на исповедующегося

Наказание, накладываемое исповедником

Наказание, наложенное игуменом

Определение слова епитимья в словарях

Википедия Значение слова в словаре Википедия
Епитимья́ — исполнение исповедовавшимся христианином , по назначению священника, принимавшего таинство покаяния, тех или иных дел благочестия; имеет значение нравственно-исправительной меры.

Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков
епитимьи, р. мн. епитимий, ж. (греч. epitimia) (церк.). Церковное наказание (поклоны, пост, длительные молитвы и т. п.). Епитимью наложил на него старец за то, что вчера, в день постный, возжаждал и напился квасу. Л. Толстой.

Примеры употребления слова епитимья в литературе.

Решено было обращаться очень кротко с мориска-ми, доносившими на себя святому трибуналу, – согласно апостольским буллам и королевским декретам, примиряя их с Церковью посредством легкой епитимьи, не имевшей для них ничего позорящего.

Процесс Паскуала Переса, бельца, подвергнутого епитимье за то, что женился.

Теперь за это ветрогонка Отведает епитимьи: Наденет девка власяницу За эти подвиги свои.

Череп, лишенный волос – но не от епитимьи, а вследствие какой-то гноеточивой сыпи.

Сорок восемь человек были приговорены к епитимьям: двадцать два были иудействующие, двенадцать впавшие в магометанство, пятеро было лютеран, семь виновных в двоеженстве и два в богохульстве.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Церковное наказание в виде поста, длительных молитв

Последняя бука буква “я”

Ответ на вопрос “Церковное наказание в виде поста, длительных молитв “, 8 букв:
епитимья

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова епитимья

Наказание от игумена

(греческое epitimion — наказание) духовно-исправительные меры, накладываемые священником или архиереем на исповедующегося

Наказание, накладываемое исповедником

Определение слова епитимья в словарях

Википедия Значение слова в словаре Википедия
Епитимья́ — исполнение исповедовавшимся христианином , по назначению священника, принимавшего таинство покаяния, тех или иных дел благочестия; имеет значение нравственно-исправительной меры.

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
ЕПИТИМЬЯ (эпитимия) (от греч. epitimion – наказание) в христианстве – церковное наказание в виде поста, длительных молитв и т.п., налагается исповедующим священником.

Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков
епитимьи, р. мн. епитимий, ж. (греч. epitimia) (церк.). Церковное наказание (поклоны, пост, длительные молитвы и т. п.). Епитимью наложил на него старец за то, что вчера, в день постный, возжаждал и напился квасу. Л. Толстой.

Примеры употребления слова епитимья в литературе.

Решено было обращаться очень кротко с мориска-ми, доносившими на себя святому трибуналу, – согласно апостольским буллам и королевским декретам, примиряя их с Церковью посредством легкой епитимьи, не имевшей для них ничего позорящего.

Процесс Паскуала Переса, бельца, подвергнутого епитимье за то, что женился.

Теперь за это ветрогонка Отведает епитимьи: Наденет девка власяницу За эти подвиги свои.

Череп, лишенный волос – но не от епитимьи, а вследствие какой-то гноеточивой сыпи.

Сорок восемь человек были приговорены к епитимьям: двадцать два были иудействующие, двенадцать впавшие в магометанство, пятеро было лютеран, семь виновных в двоеженстве и два в богохульстве.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Церковное наказание в виде поста

Последняя бука буква “я”

Ответ на вопрос “Церковное наказание в виде поста “, 8 букв:
епитимья

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова епитимья

Церковное наказание верующих

Наказание, наложенное игуменом

Накладываемое церковное наказание

(греческое epitimion — наказание) духовно-исправительные меры, накладываемые священником или архиереем на исповедующегося

Церковное наказание, налагаемое духовником (посты, длительные молитвы)

Наказание, накладываемое исповедником

Определение слова епитимья в словарях

Википедия Значение слова в словаре Википедия
Епитимья́ — исполнение исповедовавшимся христианином , по назначению священника, принимавшего таинство покаяния, тех или иных дел благочестия; имеет значение нравственно-исправительной меры.

Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков
епитимьи, р. мн. епитимий, ж. (греч. epitimia) (церк.). Церковное наказание (поклоны, пост, длительные молитвы и т. п.). Епитимью наложил на него старец за то, что вчера, в день постный, возжаждал и напился квасу. Л. Толстой.

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
ЕПИТИМЬЯ (эпитимия) (от греч. epitimion – наказание) в христианстве – церковное наказание в виде поста, длительных молитв и т.п., налагается исповедующим священником.

Примеры употребления слова епитимья в литературе.

Решено было обращаться очень кротко с мориска-ми, доносившими на себя святому трибуналу, – согласно апостольским буллам и королевским декретам, примиряя их с Церковью посредством легкой епитимьи, не имевшей для них ничего позорящего.

Процесс Паскуала Переса, бельца, подвергнутого епитимье за то, что женился.

Теперь за это ветрогонка Отведает епитимьи: Наденет девка власяницу За эти подвиги свои.

Череп, лишенный волос – но не от епитимьи, а вследствие какой-то гноеточивой сыпи.

Сорок восемь человек были приговорены к епитимьям: двадцать два были иудействующие, двенадцать впавшие в магометанство, пятеро было лютеран, семь виновных в двоеженстве и два в богохульстве.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Церковные каноны о наказании за прелюбодеяние

Мирянин за прелюбодеяние отлучается от причащения на 15 лет по правилу св. Василия Великого:

58. Прелюбодействовавший пятьнадесять лет да не приобщается Святых Таин. Распределение же на сии пятьнадесять лет для него следующее: четыре лета да будет он плачущим, пять слушающим Писания, четыре припадающим, два да стоит с верными без приобщения.

59. Блудник седмь лет да не причастится Святых Таин: два лета да плачет, два да слушает, два да припадает, и едино лето токмо да стоит с верными, в осмое допущен будет до святаго причастия».

Читайте так же:  Самые главные молитвы

(Св. Василий Великий. Первое каноническое послание святаго отца нашего Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийския, к Амфилохию епископу Иконийскому).

(Каноническое Послание Григория Нисского к Литоию Мелитинскому. Правило 4)

Таким образом, Церковь устанавливает, что мера епитимии зависит от состояния кающегося, и срок епитимии может быть сокращен. На практике при применении канонов Церковь учитывает конкретную духовно-историческую обстановку, состояние общества и каждого конкретного человека. Kлирики, впавшие в блуд, извергаются из сана.

Церковные наказания

Наказания для мирян

Преступление влечет за собой наказание. Особенность наказаний, применяемых духовными судами, будь то епископский суд или тайный суд духовника, заключается в том, что главная цель их не в возмездии и даже не в ограждении церковного народа от преступных деяний, а во врачевании болезненных состояний души самих грешников. Покаяние так и именуется в канонах – «врачевание» (Григ. Нисск. 3, Григ. Нисск. 8, Трулл. 102).

Наказания для мирян и духовных лиц в Церкви носят разный характер. Как пишет профессор А.С. Павлов, сущность церковных наказаний состоит в том, что преступник церковных канонов лишается всех или только некоторых прав и благ, находящихся в исключительном распоряжении Церкви. Отсюда и общее название этих церковных наказаний; отлучение ( αφορισμοσ , excommunicatio). Оно может быть или полное состоящее в совершенном исключении преступника из числа членов Церкви ( αναϋεμα , excommunicatio major), или неполное, когда виновный лишается только некоторых прав и благ, находящихся в церковном распоряжении» 413 . Великим отлучением, анафемой, поражают только за самые тяжкие преступления: ересь, вероотступничество, святотатство. Великое отлучение заключается в совершенном исключении преступника из Церкви. Но и анафема все-таки не утрачивает характера врачевания, ибо она не является неотменяемой карой. Если анафематствованный грешник раскается в содеянных им преступлениях, то он не может быть жестокосердно отвергнут Церковью. Согласно 52-му Апостольскому правилу, «аще кто, епископ, или пресвитер, обращающагося от греха не приемлет, но отвергает: да будет извержен из священного чина. Опечаливает бо Христа рекшаго: «радость бывает на небеси о едином грешнице кающемся» .

Комментируя это правило, Вальсамон пишет: «Нет греха, побеждающего человеколюбие Божие. Почему Господь и приемлет всех кающихся и обращающихся от зла к добру. Ибо для спасения грешников Он низшел с неба и сказал: «Не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние» ( Мф. 9:13 ). И так епископ, или пресвитер, не приемлющий обращающихся таким образом, но подобно Новату, гнушающийся ими, должен быть извержен, ибо противится воле Бога».

Но древние каноны требуют от раскаявшегося, чтобы покаяние его было очевидным, не лицемерным, и всецелым. Малое отлучение связано было в Древней Церкви с публичным покаянием. В III веке в Церкви, особенно рано в Понтийском диоцезе, выработался постоянный порядок обратного принятия в церковное общение грешника, подобный тому, как постепенно, проходя через степень оглашенных, принимались в Церковь вновь уверовавшие.

Но в древней дисциплинарной практике сроки пребывания на разных степенях покаяния не имели безусловного и неизменного характера. Они могли сокращаться или, напротив, продлеваться в зависимости от состояния души кающегося. В 8 правиле Св. Григорий Нисский с замечательной глубиной и точностью формулирует это положение: «Во всяком же роде преступления, а прежде всего смотрети должно, каково расположение врачуемаго, и ко уврачеванию достаточным почитати не время, (ибо какое исцеление может быти от времени), но произволение того, который врачует себя покаянием».

На смертном одре все кающиеся допускаются до Причастия, но в древности, если они выздоравливали после Причащения Святых Тайн, возобновляли покаянное делание, начиная с той ступени, на которой застала их угрожавшая смертью болезнь.

Большая часть дисциплинарных правил, связанных с отлучением от Причастия на разные сроки, принадлежит Св. Василию Великому. Согласно его 73 правилу, произвольное отречение от христианской веры наказывается пожизненным лишением Святых Тайн, а отречение по страху мучений – отлучением на 8–9 лет (прав. 81). Вольное убийство влечет за собой, по 56 правилу Св. Отца, отлучение от Святых Тайн на 20 лет, невольное (нечаянное) – на 10 лет (прав. 57), убийство плода во чреве – на 10 лет (прав. 8), прелюбодеяние, равно как и блуд монаха, наказывается пятнадцатилетним (прав. 60), блуд мирянина – семилетним (прав. 59), мужеложство и скотоложство – пятнадцатилетним (прав. 7) и кровосмешение – двадцатилетним отлучением (прав. 67).

В конце IV века древняя практика покаяний подверглась существенным изменениям. Как писал профессор Н.С. Суворов, «публичное покаяние на Востоке вышло из употребления, и правила о долгосрочном публичном покаянии заменились в практике епитимийными правилами покаянных сборников, получивших позднее в Восточной Церкви широкое употребление с именем Иоанна Постника» 414 . Продолжительность покаяния сокращалась, но взамен того, от кающегося требовалось совершать предписываемые ему подвиги: усиленный пост (сухоядение), земные поклоны, благотворительство. Иногда кающихся отправляли в монастыри, где они должны были, помимо молитв, поста и поклонов, совершать и монастырские работы. Все это стало называться епитимией, хотя по первоначальному значению слова епитимия ( επιτιμιον ) (запрещение) – это отлучение от причастия.

Ныне, разумеется, все те законоположения синодальной эпохи, которые вытекали из сращения церковной и государственной власти, утратили силу. Что же касается применения суровых санкций, предписываемых в древних правилах, практически они служат чаще всего скорее обличению кающихся, чем как буквально исполняемые правовые нормы. Едва ли было бы проявлением пастырской мудрости подвергать человека мало церковного, но пришедшего, может быть, впервые, на покаяние отлучению на длительный срок по правилам Св. Отцов и Соборов. С другой стороны, однако, в некоторых случаях точное применение дисциплинарных канонов может послужить врачеванию души согрешившего.

Особый вид церковного наказания – это лишение церковного погребения за самоубийство, совершенное намеренно, в здравом уме, а не в безумном состоянии или в беспамятстве. В синодальную эпоху церковного погребения лишались, кроме того, все подвергнутые по суду смертной казни. А в допетровскую старину не отпевались и те, кто «купаючись и хвалясь и играя утонут или с качели убьются или на разбое или и на воровстве каком убиты будут» 417 .

Читайте так же:  Молитва для ума для детей

Церковные наказания для лиц духовных

По токованию Вальсамона на 30 правило, канон этот в равной мере поражает пресвитеров, диаконов, иподиаконов и чтецов-симониатов. Внимательный взгляд на содержание 29 и 30 Апостольских правил, на особенность преступлений, караемых по этим канонам, убеждает в том, что, в сущности, в них нет противоречия с принципом «не отмстиши дважды за едино», повторенным в 25 Апостольском правиле. По сути дела, получение сана за деньги или чрез вмешательство мирских начальников – это незаконное похищение сана; поэтому одно только извержение из сана было бы не наказанием, а только констатацией, выявлением того, что преступник-симониат был поставлен беззаконно. Настоящее же наказание состоит в применении к нему за это преступление той кары, которая налагается на мирянина, каким он в сущности и должен был оставаться.

Итак, самое тяжкое наказание для духовного лица – извержение из сана ( καϋέιρεσις ). По святым канонам оно налагается за те преступления, за которые миряне подвергаются отлучению от Святых Тайн. По 73 правилу Василия Великого извергаются из сана уклонившиеся в ересь или отпадшие от христианской веры. Кроме того, священнослужитель извергается из сана не только за убийство, хотя бы и невольное или совершенное в состоянии самозащиты (66 Апостольское правило гласит: «Аще кто из клира в сваре кого ударит и единым ударением убиет, да будет извержен за предерзость свою»), но и за избиение, хотя бы и лица виновного. Этой каре подлежат священнослужители, нарушившие 7 заповедь (25 Апостольское правило; 3, 32, 51 и 70 правила Василия Великого). Извергаются из сана, разумеется, и лица, вступившие после хиротонии в брак. Отцы Трулльского собора в 6 правиле изрекли: «Понеже речено в Апостольских правилах, яко из производимых в клир безбрачных, токмо чтецы и певцы могут вступати в брак (26 Ап.), то и мы, соблюдая сие, определяем: да отныне ни иподиакон, ни диакон, ни пресвитер не имеет позволения, по совершении над ними рукоположения, вступати в брачное сожительство; аще же дерзнет сие учинити, да будет извержен».

Российское законодательство синодальной эпохи предполагало также извержение из сана священнослужителей за все те преступления, за которые миряне лишались всех прав состояния или даже только некоторых прав с заключением в крепость (ст. 22 Уложения о наказаниях).

Лишение сана определяется раз навсегда. Согласно 3 правилу Василия Великого, священный сан, раз снятый, не может быть возвращен. Извержение из высшей степени подразумевает лишение всех низших степеней, лишение священства вообще. Если бы извергнутый из сана, пренебрегая приговором церковного суда, дерзнул на совершение священнослужения, то он на основании 28 Апостольского правила за такое преступление подлежал бы анафеме: «Аще кто, епископ, или пресвитеры, или диакон, праведно за явныя вины изверженный, дерзнет коснутися служения, некогда ему порученнаго, таковый совсем да отсечется от Церкви».

В синодальную эпоху в России священнослужители, которых извергли из сана за канонические, а не за уголовные преступления, могли оставляться в духовном ведомстве на низших должностях: дьячками, пономарями, церковными сторожами. Если же их имена вычеркивались из списка духовного ведомства, то те, кто был родом из дворян или из почетных граждан, возвращались в свое прежнее состояние, остальные приписывались к мещанам или крестьянам и переходили в податное состояние. Исключенные из Духовного Ведомства в связи с извержением из сана теряли ордена, а также чины и звания, полученные до вступления в клир и во время служения Церкви. Им на 7 лет воспрещался въезд в столицы и вступление в государственную или общественную службу по выборам: бывшим диаконам на 12, а бывшим священникам на 20 лет. До середины XIX столетия извержение из сана связано было с острижением головы и бороды в Духовной Консистории и с заменой духовного платья армяком.

Вдовые лица из числа изверженных из сана могли быть пострижены в монахи, однако без права повторного рукоположения.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Католическая Церковь не знает такой меры наказания, как совершенное извержение из священства. Придавая таинству священства значение абсолютной неизгладимости, католическая доктрина и католическое церковное право знает только низложение и лишение своей степени клириком (depositio и degradatio). Но низложенный клирик, согласно католическим воззрениям, остается все-таки клириком.

Дисциплинарная практика знает и такое наказание для духовных лиц, как запрещение священнослужения. 8 правилом I Никейского Собора запрещено епископам, возвратившимся из новацианского раскола, совершать архиерейские священнодействия: рукоположения, освящения храмов, но им дозволено было совершать пресвитерские богослужения. По древним канонам, клирики, лишенные права священнодействия, сохраняли за собой право за Литургией приступать к Святым Тайнам вместе с духовенством раньше мирян. Согласно 1 и 2 правилам Анкирского Собора, 10 правилу св. Петра Александрийского, клирики, которые после отречения от Христа из-за мучений потом все-таки перед мучителями бесстрашно исповедовали Христову веру, лишались права священнодействовать, но сохраняли седалище и честь священнослужителей.

В дисциплинарной практике Русской Православной Церкви запрещение в священнослужении получило широкое распространение. По русским церковным законам запрещение в священнослужении могло быть связано с отречением от места и низведением священников и диаконов на должность причетников (на должность только, но без лишения сана), либо оно производилось без отрешения от места, но с возложением епитимии при монастыре или при своей приходской церкви на определенный срок. Длительность этого срока либо прямо указывалась, либо чаще не оговаривалась, и значит, епитимия продолжалась до конечного исправления осужденного. Согласно Уставу Духовных Консисторий, за венчание не достигших брачного совершеннолетия виновные священнослужители и причетники отсылались на покаяние в монастырь: пресвитеры – на половину того срока, которого недоставало до совершеннолетия повенчанных, а диаконы и причетники – на полсрока священника.

Допускалось также запрещение в священнослужении не как наказание, а для устранения соблазна. Согласно 14 правилу Сардикийского Собора, 28 и 147 канонам Карфагенского Собора, священнослужение возбранялось клирикам, подозреваемым в преступлениях, даже если виновность их не доказана. На этом основании в Уставе Духовных Консисторий сказано: «Духовному лицу, оговоренному в преступлении, запрещается священнослужение, смотря по обстоятельствам, какие помещаются в оговоре и открываются при следствии. Распоряжение об этом вверяется собственному усмотрению епархиального архиерея, обязанного пещись, чтобы обвиняемые в известных преступлениях против благоповедения не приступали к служению алтарю Господню, как скоро есть уже достаточная причина предусматривать, что они обвиняются справедливо» 418 .

Читайте так же:  Борис чичибабин молитва

За преступления, подлежавшие светскому уголовному суду, в синодальную эпоху по отношению к монахам применялось такое наказание, как лишение монашества. По отношению к священнослужителям-монахам извержение из сана тоже могло сопровождаться лишением монашества.

Римско-католическое церковное право разделяет все наказания на цензуры – или наказания врачующие – и виндикативные наказания (poenae vindicativae), целью которых считается возмездие преступнику за учиненное им преступление. Такое же разделение делается и по отношению к наказаниям, налагаемым на духовных лиц. Характер цензуры имеет так называемая суспензия (suspensio) – временное запрещение в пользовании теми или иными правами, впредь до исправления. При этом различаются suspensio generalis, которая простирается на все права наказанных, и suspensio specialis, которая затрагивает лишь некоторые из трех категорий прав клирика; т.е. или право священнодействия, или права, относящиеся к юрисдикции, должностные права, или права имущественные, связанные с получением доходов от церковного места. К виндикативным наказаниям относятся:

деградация, снятие сана, деградированный преступник лишается всех прав и привилегий клирика, но при этом он все-таки, согласно католической доктрине об абсолютной неизгладимости священства, остается клириком;

низложение (depositio) – лишение должности вместе с правом впредь занимать какие-либо церковные должности, но с оставлением некоторых привилегий и прав клириков;

увольнение от должности, не без лишения права занять ту или иную должность в будущем;

перемещение с одного места на другое (translatio), наказание назначается в том случае, когда есть прямой повод для перевода.

Церковное наказание в виде молитв

Ответы:
1. Самосад. 2. Нимфа. 3. Егоров. 4. Пострел. 5. Гниль. 6. Бомбардир. 7. Течение. 8. Теоретик. 9. Ополе. 10. Папироса. 11. Сейнер. 12. Отзыв. 13. Расист. 14. Епитимья. 15. Приор. 16. Дранка. 17. Лассо. 18. Вязкость. 19. Костер. 20. Дилижанс. 21. Факт. 22. Пас. 23. Нардек. 24. Навар. 25. Мантия. 26. Припев. 27. Мошенник. 28. Китаянка. 29. Суппорт. 30. Москвич. 31. Делимое. 32. Возраст. 33. Повидло. 34. Иона. 35. Фильдекос. 36. Бундесвер. 37. Староста. 38. Евпатория. 39. Канитель. 40. Примесь. 41. Порядок. 42. Сукре. 43. Отклик. 44. Водоем. 45. Ставня. 46. Остановка. 47. Тип. 48. Рассрочка. 49. Раскопки. 50. Скрепка. 51. Юноша. 52. Выгон. 53. Иена.

Церковные наказания в России

Церковный суд Древней Руси (в киевские времена) выносил приговоры за следующие преступления:

— против веры и Церкви;
— против семейного союза;
— против целомудрия.

Между делами Патриаршего разряда в XVII в. упоминаются:
1) челобитные родителей на детей в непослушании, супругов друг на друга в прелюбодеянии, рабов на господ в разных насилиях, священников на прихожан, не посещающих храм;
2) жалобы оскорбленных бранными словами: вы****ок, блудник, прелюбодей и т.п.;
3) обвинения в хватании за тайные уды и в опростоволошении женщин.

Петр I, разграничивая светский и церковный суд, оставил последнему дела о богохульстве, ереси, расколе и волшебстве. К этому перечню можно добавить некоторые преступления против нравственности и семейного союза и дела о похищении церковного имущества.

Духовенство судилось, конечно, церковным судом.
Основное правило церковного суда формулировалось на основе Евангелия так: «Аще согрешит к тебе брат твой, иди и обличи его между тобою и тем едином. Аще ли тебе не послушает их, повеждь Церкви; еще же Церковь преслушает, буди тебе яко же язычник и мытарь» (Матф., 18, 15).

Человека, замеченного в отступлении от веры, сначала убеждали, а затем, если он упорствовал, отлучали от Церкви или предавали анафеме. Анафема не была наказанием в гражданском смысле.

Но потом вступала в действие юрисдикция государства, «ревнуя по Господе Бозе и оберегаючи матерь свою святую Церковь».

В России с древних времен бытовала система пеней — денежных штрафов, часто применявшихся вместе с отлучением и покаянием. Отлучение делилось на великое (с протодьяконским предвозвещением) и малое (без него).

Церковное покаяние иногда предполагало помещение в монастырь на послушание или на смирение (содержание в кандалах с употреблением на тяжелых работах). Ныне церковное покаяние выражается в епитимье, состоящей в обязательном посещении церковных служб, молитвах, поклонах и посте.

К духовным лицам в России чаще всего применялось лишение должности и сана (извержение), причем до половины XIX в. при этом обязательно остригали бороду и надевали армяк.

Принудительное пострижение не было правовым наказанием, но практиковалось довольно часто.

Немецкий путешественник С.Герберштейн пишет: «В течение 21 года великий князь Василий Иванович не имел детей от Соломонии Сабуровой. Огорчаясь бесплодием супруги, он заключил ее в один монастырь в Суздальском княжестве, в тот самый год, в который мы приехали в Москву (1525). Она плакала и кричала, когда митрополит в монастыре резал ей волоса, а когда он подал ей кукуль, она не допускала надеть его на себя и, схватив кукуль и бросив на землю, топтала его ногами.

Иван Шигоня, один из первостепенных советников, негодуя на этот поступок, не только сильно бранил ее, но и ударил плетью, прибавив: «Смеешь ли ты противиться воле государя и медлить исполнением его приказаний?» Когда Соломония спросила, по какому праву он ее бьет, ответил: «По приказанию государя». Тогда с растерзанным сердцем она объявила перед всеми, что надевает монашеское платье не по желанию, по принуждению, и призывала Бога во мстители за такую несправедливость».

Соломония прожила в Суздальском монастыре 17 лет и скончалась там.

При Иване Грозном насильственное пострижение приняло чуть ли не повальный характер.

В 1570 г., например, казнили тайного советника царя дьяка Висковатого и казначея Фуникова-Карцова — за сношения с польским королем, турецким султаном и крымским ханом. Жену и 17-летнюю дочь Фуникова насильно постригли в монахини.

Третья жена царя, Анна Колтовская, тоже не миновала этой участи: под именем Дарьи она умерла в Тихвинском монастыре.
Убитый Грозным его сын Иван успел постричь даже двух своих жен. Третья уже сама постриглась после смерти мужа.

Читайте так же:  Запретительная молитва Киприана

Постригися, моя жена немилая,
Постригися, моя жена постылая!
За пострижение тебе дам сто рублей,
За посхименье дам тебе тысячу;
Я построю тебе нову келейку,
Обобью ее черным бархатом,
Ты в ней будешь жить да спасатися.

В русской истории примеров насильственного пострижения множество.

Первое известие о церковном наказании относится, видимо, к 1004 г., когда монаха Адриана обвинили в нарушении церковных уставов и в хулении Церкви. Он был отлучен от нее и посажен в монастырскую тюрьму.

В 1123 г. по приговору церковного собора заключен в тюрьму некий еретик Димитрий.

Когда возникла известная ересь жидовствующих, отступников подвергли даже смертной казни.
Позже Максим Грек, выступавший за смерть Исаака Жидовина, сам был обвинен в ереси и заключен в Волоколамском монастыре. После шестилетнего заточения его привезли на суд церковного собора и, определив, что писания его хульные и еретические, сослали в оковах в Тверской монастырь. Были сосланы и его помощники Медоварцев и Сильван.

На церковном соборе 1554 г. осудили «безбожного еретика и отступника веры православной» Матвея Башкина. Он отвергал божественное происхождение Христа, не поклонялся иконам. Башкина подвергли пыткам и после сожгли в деревянной клетке.

А вот жалоба матери на сына в приказ:
«Он, Кондрашко, живет, забыв страх Божий, незаконно, к церкви Божией не приходит, отца духовного не имеет, с иноземцы некрещеными водится и тело свое на блуд дает, и ее ни в чем не слушает, бранит и бесчестит и увечит, и похваляется убить и задавить до смерти».
Приказ повелел:
«За его неистовство и за досаждение матери своей наказанье учинить, вместо кнута бить батоги, сняв рубашку, нещадно; а за противность церкви Божией послать под начал в Симонов монастырь».

Можно выделить две основные группы преступников, подлежавших церковному суду.

Первая и самая большая — это еретики, раскольники, скопцы и пр. Сюда же нужно отнести и тех из православных священников и мирян, которые «бегали» в секты, скрываясь от властей.

Вторая группа — это преступники против христианского благочестия, т.е. все духовные лица, обвинявшиеся в нетрезвом и предосудительном поведении, «в соблазнительном поведении», «в произнесении непристойных слов».

Суровее всего наказывалось скопчество: все осужденные за это преступление приговаривались к наказаниям уголовным, преимущественно к ссылке на поселение в Сибирь. Даже за оскопление самого себя «изобличенный в оном подвергается лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдаленный край Восточной Сибири, с поручением его строжайшему надзору тамошнего гражданского начальства».

На Руси некоторые церковные иерархи, выступая на стороне московских князей против удельных властителей, нередко отлучали последних от Церкви.
Однажды митрополит отлучил не только псковского князя, но и всех жителей города.

В 1537 г. при малолетнем Иване IV князь Андрей Старицкий вздумал оставить Москву и переметнуться к Литве. Митрополит Даниил пригрозил ему отлучением, и Старицкий вынужден был остаться.

Отлучали от Церкви раскольников, последователей новгородско-московской ереси. Были преданы анафеме протопоп Аввакум, Некрас Рукавов, Иван Волк.

Вот какая провозглашалась в церкви анафема Лжедмитрию:
«Новый еретик Гришка Отрепьев расстрига, бывший в нашей русской земле чернец и диакон, обругав иноческий образ способием сатаниным, лжельстиво назвался сыном великого государя Ивана Васильевича и бесстыдно, яко пес, на царски престол великой России вскочил и т.д. Анафема!»

В 1601 г. сибирский митрополит отлучил от Церкви боярского сына Елагина за «ругательство монашеского чина и что он монахов и монастырских служебников в приказной избе судом и расправою ведает и всякое ругательство и мученье им чинит».

От Церкви были отлучены Разин и Пугачев:
«Вор и душегубец и изменник и клятвопреступник Стенька Разин забыл святую соборную Церковь и православную веру, великому государю изменил, и многие пакости, кровопролития и убийства в граде Астрахани и в иных низовых градах учинил, и всех купно православных, которые к его коварству не приставали, побил, потом и сам вскоре исчез, и со единомышленниками своими да будет проклят!»

На вопрос, «за какие вины следует подвергать отлучению», Духовный регламент Петра I отвечает: «Вина сим рассуждением может определиться: аще кто явственно хулит имя Божие или священное писание, или явно грешник есть, не стыдяся дела своего, или что иное творит с явным закона Божия ругательством и посмеянием, таковый по повторенном наказании, упрям и горд пребыв, достоин судитися толикой казни. Ибо не просто за грех подлежит анафеме, но за явное и гордое презрение суда Божия и власти церковныя с великим соблазном немощных братии, и что тако вонь безбожия издает от себя».

Процедура отлучения при Петре была такой. Сначала епископ посылает духовника «выговорить» грешнику его вину с глазу на глаз, «с кроткостию и с увещанием».

При неудаче епископ зовет грешника к себе и повторяет ему то же самое наставление, в присутствии лишь одного духовника, ходившего к нему. Если призываемый не явится, епископ посылает к нему того же духовника, но уже «с другими некиими честными особами, духовниками и мирскими, наипаче с приятельми оного».

Если это окажется напрасным, епископ велит протодьякону в праздничный день в церкви известить народ о грешнике, указывая, что еще не поздно раскаяться. Если тот упорствует, епископ сообщает духовному коллегиуму обо всем и, получив дозволение, составляет формулу анафемы, веля протодьякону прочитать ее в церкви.

Анафема политическим противникам сохранилась в «Чине православия» вплоть до 1917 г. Анафематствовались «дерзающие против них [государей] на бунт и измену».

Осуждались и атеисты: «Отрицающим бытие Божие и утверждающим, яко мир сей есть самобытен и вся в нем без промысла Божия и по случаю бывает, — анафема!»

«Чин православия» пересмотрели в 1868 г. Из него исключили имена церковных и государственных преступников, которых Церковь проклинала каждый год, и оставили лишь общую анафему.

Лев Толстой подверг сомнению церковную обрядность; его неуважительное отношение к церковным таинствам оскорбляло верующих. Святейший синод обнародовал в «Церковных ведомостях» послание, где говорилось, что «известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой в прельщении гордого ума дерзко восстал на Господа и на Христа, явно пред всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его православной Церкви и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую евхаристию».

Читайте так же:  Богородица молитва на русском

В 1901 г. Синод отлучил Толстого от Церкви. Перед смертью писатель покаялся. Император Николай II написал на донесении о кончине: «Толстой — великий художник, и Бог ему судья».

В 1912 г. отлучению от церкви подвергся академик-математик А.Марков, который писал, что не усматривает разницы между иконами и идолами. Маркова поддержала тогдашняя газета «Правда».

В послании от 19 января 1918 г. патриарх Тихон обвинил большевиков в гонении на Церковь. Он предал их проклятию, назвав «извергами рода человеческого». Тихон призвал верующих восстать «на защиту оскорбляемой и угнетаемой Церкви» и, если будет нужно, «пострадать за дело Христово».

25 января 1918 г. церковный собор принял решение об отлучении от Церкви проводников декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви: «Всякое участие в издании сего враждебного Церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь, несовместимо с принадлежностью к православной Церкви и навлечет на виновных кары вплоть до отлучения от Церкви».

Наказание

Древнегреческий философ Сократ утверждал: «Человек поступает дурно исключительно по незнанию. Ведь каждый из нас стремится к благу, и никто не желает зла самому себе». Беззаконие совершается там, где не знают о его последствиях. Слабый шахматист, делая один неважный ход за другим, сам уменьшает вероятность победы и идет к поражению. Но едва ли это делается нарочно, ведь каждый игрок стремится выиграть. Остается предположить, что проигравший просто «не ведал, что творил», не умея достаточно ясно увидеть перспективы совершенного им хода.

Человек, преступающий общественный или религиозный закон, как правило, всерьез надеется избежать наказания. Но эта надежда порождена невежеством. Действительно, можно ловко «спрятать концы в воду» и скрыть преступление от общества. Можно перехитрить или подкупить следователя. Можно не верить в рай и ад или, уповая на милосердие Бога, надеяться на то, что Он в конце концов простит «недостойного раба Своего». Но социальные и сотериологические последствия греха – это еще далеко не все. Каждое преступление влечет наказание, свершающееся в самом человеке. И оно всегда неотвратимо.

В романтической литературе есть популярный сюжет о контракте человека с дьяволом. У Гете Мефистофель поступает в распоряжение доктора Фауста, за что последний расплачивается своей душой. Ария Квазимодо из популярного мюзикла «Собор Парижской Богоматери» тоже пронизана наивной мечтой о подобной сделке – рефреном здесь проходят строки, завершающие каждую строфу:

И после смерти мне не обрести покой,
Я душу дьяволу продам за ночь с тобой.

Безумие влюбленного очевидно. Ведь душа, от которой он так легко готов отказаться, это именно та структура, что порождает все желания, в том числе и желание обладать Эсмеральдой. Отказавшись от души, Квазимодо автоматически лишился бы любви и сделался бы равнодушен к той, ради которой, собственно, он все и затеял. Несчастный горбун не приобрел бы ничего, кроме еще одного постороннего человека, до которого ему нет ровным счетом никакого дела.

Редко кто в здравом уме затевает зло ради него самого. В большинстве случаев мы руководствуемся принципом «цель оправдывает средства», преступая закон для пользы революции, ради семьи и детей, во имя исключительной любви или торжества справедливости. Но грех есть грех. Беззаконие, даже продуманное до мелочей, оправданное с позиций риска и морали, всегда имеет существенную ошибку в расчете. В азарте погони за той или иной целью мы обычно упускаем из виду реакцию собственной души на те средства, что собираемся использовать. В результате этого просчета уже на подходе к заветной цели утрачиваем к ней интерес, ибо раненная преступлением душа теряет силу желания, а значит, и радость обладания становится нам недоступна.

Пушкин художественно достоверно изобразил эту ловушку в «Сцене из Фауста»:

На жертву прихоти моей
Гляжу, упившись наслажденьем,
С неодолимым отвращеньем:
Так безрасчетный дуралей,

Вотще решась на злое дело,
Зарезав нищего в лесу,
Бранит ободранное тело;
Так на продажную красу,

Насытясь ею торопливо,
Разврат косится боязливо.

Возможно, личный опыт подобного разочарования в мимолетных романах привел и самого поэта к мысли о браке.

Но удар убийцы рикошетит по нему самому. Раскольников с ужасом замечает в себе странную метаморфозу: те, кого он так сильно любил еще вчера, сегодня уже ненавистны. Вот они, сестра и мать, после долгой разлуки появляются в его каморке. «Радостный, восторженный крик встретил появление Раскольникова. Обе (женщины) бросились к нему. Но он стоял как мертвый. »: «Ступайте домой. Не мучьте меня». В дальнейшем Раскольников продолжает избегать своих женщин. Ценности, захваченные в доме убитой старухи, так и не стали основой материального благополучия семьи. Убийца не смог довести дело до конца, внезапно лишившись главного мотива: сестра и мать в одночасье сделались ему чужими.

Преступника обличить не смогли. Студент сам донес на себя и отправился на каторгу в далекую Сибирь, в основном для того, чтобы навсегда устраниться от любимых когда-то людей.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Так все мы, с готовностью соглашаясь на грех, несем наказание, забыв предостережение Распятого за нас Бога: «Что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? И какой выкуп даст он за душу свою?»

Церковное наказание молитвами
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here