Трудно читать молитву

Детально: трудно читать молитву - специально для Вас.

Молитва с побуждением, или Почему мы не хотим молиться?

Почему так тяжело бывает приступить к молитве и выполнять постоянно одно и то же молитвенное правило? Почему поводом для нашего молитвенного устремления к Богу чаще становятся какие-то чрезвычайные происшествия? Ведь очень часто именно резкое изменение в плавном течении жизни подвигает нас к молитве и к размышлениям о том, почему это произошло и как мне дальше жить.

Искать ответ на вопрос: «Почему это произошло?» — необходимо только в молитве. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Молитва, по качеству своему, есть пребывание и соединение человека с Богом… примирение с Богом… источник добродетелей… указание надежды, уничтожение печали… зеркало духовного возрастания». Но часто молитву в трудной ситуации люди воспринимают как заклинание, которое надо произнести, чтобы все стало хорошо. То есть так, как хотим мы.

Наверное, многим православным христианам приходилось отвечать на вопрос: «Мы заказывали сорокоуст, молебен, но лучше не стало. Почему Бог не помог?». И ответить на него сложно, ведь собеседник в принципе не очень понимает — что же такое молитва?

Да и сами мы порой забываем, что молитва — это не только словесное обращение к Богу за срочным разрешением наших проблем. Прежде всего, это тяжелый, кропотливый и долгосрочный труд. Преподобный Варсонофий Оптинский пишет: «Самое трудное — молитва. Всякая добродетель от упражнения обращается в навык, а молитва до самой смерти требует побуждения, следовательно, подвига. Молитва трудна, так как ей противится наш ветхий человек, но она трудна еще и потому, что враг со всей силою восстает на молящегося. Даже святые, уж кажется, должны бы только утешаться молитвой, но по временам она и для них трудна».

Молитвенное делание требует от нас не только стремления и времени, но прежде всего концентрации всех наших сил. Молитва за ближнего должна стать фактически тем трудом, который мы могли бы осуществить во благо ближнего. Иногда ради помощи близкому человеку мы должны как бы прожить часть его жизни, оставаясь при этом самим собой. Все наши силы, все наше устремление должно быть направлено на близкого человека.

Как часто мы в какой-то сложной ситуации заказываем молебен, ставим свечки, передаем записки в паломническую поездку, отправляем смс-сообщение с просьбой помолиться, а сами в храме молимся 10–15 минут. Но это, можно сказать, начало молитвенного труда, о котором говорят святые отцы. А дальше в нашей молитве должны проявляться побуждение, подвиг, труд. Недаром преподобный Силуан Афонский говорил: «Молиться за людей — это кровь проливать». А слова апостола Павла непрестанно молитесь (1 Фес. 5, 17) стали назиданием для всех христиан и образцом молитвословия для многих святых отцов, настойчиво рекомендовавших постоянную молитву. Например, Оптинские старцы советовали произносить Иисусову молитву как можно чаще, но не искать при этом каких-то особых приятных чувств, духовных утешений и наслаждений.

Ежедневно можно и нужно размышлять о том, что есть наша молитва, насколько в ней присутствует побуждение, подвиг и труд. Размышляя об этом, можно убедиться, что вместо побуждения нами может руководить привычка или просто боязнь не вычитать молитвенное правило; вместо подвига — искание легких условий для молитвы, а вместо глубокого осознанного труда — вычитывание слов молитвы.

Исполняя молитвенное правило, мы прежде всего должны обращать все свое внимание на ум. Святитель Игнатий (Брянчанинов) в «Отечнике» приводит такой пример:

— Поведал некий ученик о своем отце: «Однажды мы совершали правило. Я читал псалмы и пропустил одно слово, не обратив на это внимания. Когда мы окончили службу, старец сказал мне: “Я, совершая мое служение, представляю себе, что передо мной горит огонь, потому ум мой не может уклониться направо или налево. Где же был твой ум, когда ты пропустил слово псалма? Разве ты не знаешь, что, молясь, ты стоишь перед Богом и говоришь Богу?”».

Может быть, от того, что молитва перестает быть для каждого отдельного человека настоящим трудом, она не приносит плода и остается «не услышанной». Мы совершенно забываем о том, сколько святые отцы посвящали времени и сил молитве. Почти 50 лет прожила в пустыне преподобная Мария Египетская, и молитва была ее единственным деланием. Преподобный Серафим Саровский 1000 дней и ночей провел в молитвенном стоянии на камне, сходя с него только для краткого отдыха и подкрепления скудной пищей. Святой праведный Иоанн Кронштадтский ежедневно служил Божественную литургию на протяжении 50 лет. Примеров самоотверженного молитвенного подвига можно привести много.

Когда молитва наполняется побуждением, подвигом и трудом, тогда она наполняется смыслом и силой. А обиды и непонимание (я молился, а меня не услышали) — это повод повнимательнее посмотреть на себя. Со всей строгостью к себе начать поиск ошибок и со вниманием следить за любым движением своего сердца. И когда в нашей молитве начнут появляться побуждение, подвиг, труд во всей полноте этих слов, тогда мы начнем хоть немного, но находить ответы на наши вопросы. И хотя бы в малой степени начнем видеть волю Божию в своей жизни и сможем понять, почему именно с нами произошло именно это событие.

Молитвенное правило

Итак, молитва для православного христианина — это беседа, общение с Богом. Обращение к Господу в молитве — потребность души верующего человека, недаром святые отцы называли молитву дыханием души.

Исполняя ежедневное молитвенное правило, нужно помнить о двух вещах.

Первое. Ежедневная молитва потому и называется правилом, что обязательна к исполнению. Каждый православный христианин молится утром и перед сном; он молится и перед едой, а после еды благодарит Бога. Христиане молятся перед началом всякого дела (работы, учебы и др.) и по его окончании. Перед началом работы читается молитва «Царю Небесный. » или специальные молитвы на начало всякого дела. По окончании дела обычно читается молитва Богородице «Достойно есть». Все эти молитвословия содержатся в православном Молитвослове.

Читайте так же:  Молитва о здравии ноги

Итак, в молитвенной жизни должна быть регулярность и дисциплина. Ежедневное молитвенное правило нельзя пропускать и молиться только тогда, когда захочется и будет настроение. Христианин — воин Христов, в крещении он принимает присягу на верность Господу. Жизнь всякого воина, солдата называется службой. Строится она по особому распорядку и уставу. И православный человек также несет свою службу, совершая молитвенное правило. Эта служба Богу проходит по уставам Церкви.

Второе, о чем следует помнить, исполняя правило: нельзя превращать ежедневную молитву в формальное вычитывание положенных молитвословий. Бывает, что священнику на исповеди приходится слышать: «Начал читать утренние молитвы и только на середине понял, что читаю вечернее правило». Значит, чтение было чисто формальным, механическим. Оно не дает духовных плодов. Чтобы исполнение правила не превратилось в формальную вычитку, нужно читать его не торопясь, лучше вслух или вполголоса, вдумываясь в смысл молитвы, стоя благоговейно — ведь мы предстоим Самому Богу и разговариваем с Ним. Собираясь молиться, нужно собрать себя, успокоиться, отогнать все житейские мысли и попечения. Если во время чтения молитв пришло невнимание и посторонние помыслы и мы перестали обращать внимание на читаемое, нужно остановиться и начать читать молитву заново, уже с должным вниманием.

Новоначальному христианину бывает трудно сразу читать полное молитвенное правило. Тогда с благословения духовного отца или приходского священника он может выбрать из Молитвослова хотя бы несколько утренних и вечерних молитв. Например, три или четыре, и молиться по этому сокращенному правилу, постепенно прибавляя по одной молитве из Молитвослова — как бы восходя «от силы в силу».

Конечно, человеку, делающему первые шаги в духовной жизни, непросто выполнить полное правило. Он еще многого не понимает. Церковнославянский текст для него пока еще сложен для восприятия. Следует приобрести небольшой словарь церковнославянских слов, чтобы лучше понять смысл читаемых текстов. Понимание и навык молитвы обязательно придет со временем, если человек искренне хочет понять прочитанное и не стоит на месте в молитвенной жизни.

В утренних молитвах христиане просят у Бога благословение на день грядущий и благодарят Его за ночь прошедшую. Вечерние молитвы готовят нас ко сну, а также являются исповеданием грехов минувшего дня. Кроме утреннего и вечернего правила, православный человек в течение всего дня должен хранить память о Боге и мысленно к Нему обращаться. Без Меня не можете делать ничего, — говорит Господь (Ин 15, 5). Всякое дело, даже самое простое, нужно начинать хотя бы с краткой молитвы о помощи Божией в наших трудах.

Очень многие матери грудных детей жалуются, что у них совсем не остается времени на ежедневное правило. Действительно, когда ребенок растет и о нем нужно заботиться днем и ночью, исполнять полное молитвенное правило очень непросто. Здесь можно посоветовать постоянно творить внутреннюю молитву в течение дня и во всех делах и заботах просить у Бога помощи. Это относится не только к матери маленьких детей, но и к любому православному христианину. Так наша жизнь будет проходить с постоянной памятью о Боге и мы не забудем Его в суете мирской.

Молитвы условно подразделяются на просительные, покаянные, благодарственные и славословные. Конечно, мы не только должны обращаться к Господу с просьбами, но обязаны непрестанно благодарить Его за бесчисленные Его благодеяния. И, главное, должны уметь видеть в своей жизни дары Божии и ценить их. Нужно взять за правило: в конце дня вспоминать все то хорошее, что было послано от Бога в день минувший, и читать благодарственные молитвы. Они есть в любом полном Молитвослове.

Кроме обязательного молитвенного правила, каждый православный человек может взять на себя и сугубое правило. Например, читать в течение дня каноны, акафисты. Особенность построения акафиста в повторяющемся многократно слове «радуйся». Поэтому он отличается особым радостным настроем. В древности в духовной жизни христианина особое место занимало ежедневное чтение псалмов.

Чтение канонов, акафистов, псалмов помогает в скорбные или тяжелые периоды жизни. Например, канон молебный Богородице (он есть в Молитвослове) читается во всякой скорби душевной и обстоянии, как сказано в самом его названии. Если христианин хочет взять на себя особое молитвенное правило (читать каноны или, например, творить молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного» по четкам), он должен взять на это благословение духовного отца или приходского священника.

Кроме постоянного молитвенного правила, христианин должен регулярно читать Священное Писание Нового Завета.

Можно услышать такое мнение: зачем так часто обращаться к Богу со своими просьбами, молитвами? Господь и так знает, в чем мы имеем нужду. Мол, обращаться к Богу нужно лишь в особых случаях, когда это действительно необходимо.

Такое мнение — всего лишь оправдание собственной лени. Бог — Отец наш Небесный, и как всякому Отцу, Ему хочется, чтобы Его дети общались с Ним, обращались к Нему. И Божия благодать, и милость к нам не могут оскудеть никогда, сколько бы мы ни обращались к Богу.

Вспоминается такая притча:

В доме богатых людей перестали молиться перед едой. Однажды к ним в гости пришел священник. Стол был изысканный, и подали лучшие яства. Сели за стол. Все смотрели на священника и думали, что теперь он помолится перед едой. Но священник сказал: «Хозяин должен молиться за столом, он — первый молитвенник в семье».

Наступило неловкое молчание: в этой семье никто не молился. Отец откашлялся и сказал: «Знаете, дорогой отче, мы не молимся, потому что в молитве перед едой всегда повторяется одно и то же. К чему делать одно и то же каждый день, каждый год? Нет, мы не молимся». Священник удивленно посмотрел на всех, но тут семилетняя девочка сказала: «Папа, неужели мне не нужно больше каждое утро приходить к тебе и говорить “доброе утро”?»

Критерии ложной и правильной молитвы. Часть 2

Разъясняют пастыри

Христианская жизнь немыслима без молитвы. И, пожалуй, это одно из самых трудных духовных деланий. Так как правильно молиться? Как избежать ловушек прелестных духовных состояний? Каких настроений не должно быть при молитве? И как не впасть в формализм, бездумное вычитывание правила? За разъяснениями мы обратились к пастырям.

Какова духовная жизнь, такова и молитва

Читайте так же:  Молитва о здоровье коровы

– В духовной жизни всё достаточно конкретно: если молитва будет неправильной, то вместо общения с Богом мы окажемся в сетях диавола. Истинная или ложная молитва – это вопрос жизни и смерти. Поэтому ошибаться в этом нельзя.

Прямо скажу, что в своем представлении о молитве я во многом стараюсь опираться на учение святителя Игнатия (Брянчанинова). И прежде всего, отвечу о ложной молитве. Она имеет два ярких признака – мнение молящегося о себе и мечтательность.

Мнение о себе – что это такое? Это внутреннее ощущение себя лучше всех остальных. Такой человек считает себя святым, духовно преуспевшим, находящимся к Богу ближе других, в его молитве живо его «я». Такая молитва, по подобию молитвы гордого фарисея из притчи, становится претензией на свою элитарность, особые права перед Богом. Это свербящая внутри мысль, что я-то уж выше других, вон сколько я много молюсь и веду себя не то что другие. Такая молитва все равно как если встать перед своим отражением в зеркале и пытаться молиться. Язык произносит имя Божия, но в сердце перед тобою ты сам. В сердце «я», и от этого «я» произносятся все молитвы.

Во-вторых, мечтательность. Если в молитве мы гуляем умом туда и сюда, то значит, мы и не с Богом, мы телом в храме, а душой где угодно, в супермаркете или спортзале, решаем в уме какие-то земные дела, спорим с друзьями или мстим обидчикам. Воображение – вещь коварная. Даже когда мы отказываемся от откровенно греховных образов, то в молитве могут проскальзывать образы чего-то святого, и это тоже ошибка, воображение создает картинку святого, которой мы начинаем молиться, эта картинка заслоняет от нас Бога и мир духовный.

Поэтому признаки правильной молитвы: смирение, покаяние, внимание к словам молитвы, отсутствие мечтаний.

Правильная молитва не может появиться у того, кто привык везде продавливать себя вперед

Чтобы молитва стала правильной, надо вообще упорядочивать свою духовную жизнь. Если ты живешь как попало, то вряд ли твоя молитва станет чистой. Молитва неразрывна в целом от духовной жизни. Правильная молитва не может появиться у того, кто привык везде продавливать себя вперед. Гордый и несмиренный в поведении оказывается таким же и в молитве перед Богом. Равнодушный к ближним теплохладен в молитве. Молитва жестокого суха и безжизненна, молитва блудливого расхищается нечистыми образами. Если ты кому-то нахамил, то это непременно скажется на твоей молитве. В общем, чем наполняем мы свой внутренний мир, как ведем себя в своей повседневной жизни, всё это проявится в нашей молитве.

Молитва бывает правильной, когда ты молишься о себе как о погибшем. Вот если представить, что ты выпал за борт корабля, оказался в морской пучине и помощи нет, то как при этом будешь молиться? – От всего сердца, всеми силами своей души взывать к Богу о себе как погибающем. В такой молитве не будет и тени мнения о себе, никакой мечтательности. Эта молитва будет голосом сердца, взыванием о спасении.

Подлинная молитва – это искренний голос души, видящей свое падение и всеми силами жаждущей обрести милость Божию. Это предстояние пред Богом как пред Отцом, Который тебя видит, слышит и любит. Молитва – как таинство, она понимается не рассудочно, а по мере самого участия в ней. И только по мере опыта мы начинаем чувствовать, чем истина отличается от лжи и как правильная молитва отличается от неправильной.

Главное – всецелое устремление к Богу со смирением

Молитва с понуждением себя даже более угодна Богу, чем «самодвижущаяся»

– Святые отцы четко обозначили критерии правильной и чистой молитвы. Во-первых, это внимание к словам молитвы. Это, если можно так сказать, необходимый и обязательный минимум. Но всякий, кто пробовал молиться внимательно, скажет, что это совсем не просто. Внимание постоянно отвлекается на помыслы и размышления, порой самые «важные» и «возвышенные». Святые отцы однозначно говорят, что во время молитвы нужно решительно все эти помыслы отвергать, стремиться умом и сердцем быть причастным смыслу произносимого. Не важно, сложные слова произносятся или простые. Главное – всецелое устремление к Богу со смирением. В этом суть молитвы, так что она даже может быть и вовсе без слов, в едином сокрушенном чувстве. Особенно возрастает значение внимания, когда молитва «не идет», потому что внимание в молитве – это то малое, что зависит от нашего произволения. Многие святые отцы говорят, что такая молитва (с понуждением себя) даже более угодна Богу, чем «самодвижущаяся», потому как в такой «трудовой» молитве человек понуждает себя к добру.

О важности внимания напоминает и преподобный Иоанн Лествичник, когда говорит, что «молитва есть не иное что, как отчуждение мира видимого и невидимого». То есть, молясь Богу, человек не должен отвлекаться ни на видимые предметы, ни на мысли, образы и чувствования, возникающие в душе. Это важно. Потому что единственное чувство, которое единодушно советуют искать в молитве святые отцы, – это покаяние. Именно покаянием входит в нашу жизнь благодать Божия и именно в покаянии присутствует сокрушение и смирение сердца, которое «отверзает двери» милосердию Божию.

Далее святые отцы единодушны в том, что чистая молитва требует устранения от житейских дел и попечений, что скорее престало монахам, но и нам неплохо об этом знать, потому что уединенная молитва, например в тишине ночной, по единодушному мнению святых отцов, особенно благотворна.

И, наконец, самое главное. Господь обращается к тем, кто молится Ему, но при этом не меняется, не прилагает усилия, чтобы жить по-христиански, со словами: «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! – и не делаете того, что Я говорю?» (Лк. 6: 46). То есть обязательным условием чистой молитвы должно быть деятельное послушание Христу и Его Церкви, приобретение навыка жизни по заповедям. И уж точно обязательным для всех условием доброй молитвы можно считать борьбу со страстями. При этом совершенно не важно, в какой «стадии» пленения или падения ты находишься. Бесстрастных – единицы. Большинство из нас люди страстные в той или иной степени, и вот сознательное очищение страстной природы души, борьба, противостояние с молитвой греховным страстям – это обязательное условие для правильной и чистой молитвы.

Читайте так же:  Молитва Святые косьма и дамиан

Конечно, есть и высшие степени молитвы, и «умное делание», и видение «нетварного света», но это больше относится к жизни и деланию монашескому. А нам надлежит очищать себя с Божией помощью от страстей, стараться жить по заповедям Христовым и молиться внимательно с сокрушением, в простоте сердца. И Господь нас не оставит.

Молитва должна вызывать покаянные чувства

– Здоровая молитва всегда вызывает покаянные чувства. Хорошая молитва трогает те струны души, которые отвечают за смирение. После правильной молитвы человек, еще полчаса-час назад желавший отомстить обидчику, уже готов его крепко обнять. Но это упрощенное понимание сути молитвы. Молитва – не магия. Это настройка сердца для принятия благодати от Бога. Необходимо настроиться на нужную волну. Когда человек просто губами бубнит слова, то он этой волны никогда не поймает. Тут нужно подключить ум. По моим наблюдениям, когда мы молимся, у нас словно две «дорожки»: речевая и умная. И обе мы должны заполнить молитвой, в противном случае ум улетит в неизведанные дали.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Ложная молитва – это сфера гордыни, разжение крови, при которых можно впасть в прелесть от своих псевдоподвигов. Настоящая молитва – это когда мы одновременно ощущаем себя в присутствии Бога и переходим в состояние покаяния, в котором нам открывается глубина нашего падения. Но это ощущение ничего не имеет общего с безысходностью. Правильное чувство от молитвы усиливает жажду Бога, а в Нем – Любовь, Которая обезболивает и заглушает все земные заботы и переживания. Но такие моменты крайне редки. Потому что мы каждый раз теряем нужную волну, на которой нас ждут.

Молиться как мытарь, а не как фарисей

– О двух видах молитвы Господь говорит нам в Евангелии от Луки, зачало 89, которое мы читаем в Неделю о мытаре и фарисее (см.: Лк. 18: 10–14). Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей гордился и тщеславился тем, что он якобы лучше других людей, услаждался своим мнимым превосходством. Молился он так: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие человецы – хищники, неправедные, прелюбодеи – или как сей мытарь. Пощусь дважды в неделю и даю десятую часть всего, что имею». А мытарь видел свои многие грехи, стыдился их, сознавал себя недостойным и, не смея воззреть на небо, ударял себя в грудь и повторял: «Боже! Милостив буди мне, грешному» И Господь говорит нам: «Яко сниде сей оправдан в дом свой паче онаго: яко всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется».

Вот молитва фарисея, как и любого человека, который ищет в молитве услаждения своей греховной природы, гордясь своей мнимой святостью, тщеславием, превозношением над людьми, и есть ложная, не угодная Богу. А молитва мытаря, как и любого человека, который смиряется перед Богом и людьми, осознаёт свое недостоинство, – молитва правильная, благодатная. Преподобный Петр Дамаскин говорит: «Первым признаком начинающегося здравия души является все большее видение своих грехов».

Чистой и духовной молитвы человек сподобляется, пройдя многое и многое смирение, приобретя нищету духовную и упование на Господа, чистое сердце и чистую совесть, через послушание и отсечение своей греховной воли, пройдя через многие скорби в терпении, совершив многие труды, очищая душу покаянием и исповедью и причащаясь Пречистого Тела и Честной Крови Господа нашего Иисуса Христа и стяжевая благодать Святого Духа всеми средствами, которые в изобилии нам подает бесконечно милостивый и любящий Господь.

Помнить о том, зачем мы молимся

– Как понять, правильно человек молится или нет? Обратимся к святым отцам. Так, преподобный Амвросий Оптинский довольно жестко отчитывает свое духовное чадо за превозношение в духовной жизни и, как следствие, в молитве. Святой дает четко понять, что никакого превозношения, пусть даже на первый взгляд вполне оправданного, не должно быть в жизни христианина.

Нужно помнить: молитва необязательно дает душевную теплоту, порой так желанную людьми. Не стоит гнаться за физическим, явственным ощущением благодати во время или после молитвы. Ведь и Сам Господь во время молитвы к Отцу в Гефсиманском саду и на кресте не испытывал утешения. Но это вовсе не значит, что пуста и неверна была Его молитва.

Молиться: «Господи! Накажи его» – ни в коем случае нельзя!

Никакая злоба или обида не может проявляться в молитве, никакой даже «праведный гнев» не имеет источника в Божественном Промысле о человеке. Поэтому молиться: «Господи! Накажи его» – ни в коем случае нельзя. Как и просить сделать «так-то и так-то». Бог не волшебная палочка, Он вправе не делать так, как мы хотим.

Во время молитвы необходимо сторониться крайностей: с одной стороны, профанации и бездумного чтения правил, с другой – экзальтированного обращения ко Христу без должного почтения и любви.

И самым главным критерием все же является цель молитвы. Каждый, кто встает перед образом Божиим, должен четко понимать, зачем он это делает. Нужно помнить, перед Кем мы стоим и с Кем мы разговариваем. Если об этом помнить, многих искушений можно будет избежать.

Что делать, если разучился молиться?

Проблема, когда человек вроде живет церковной жизнью, но внутренне ничем ее не наполняя, не чувствуя, актуальна и касается очень многих из нас. Особенно тех, кто в Церкви длительное время.

Протоиерей Кирилл Каледа

Как говорил один современный церковный мыслитель, особая благодать дается тем, кто только приходит в Церковь, и тем, кто потрудился в ней в течение очень длительного времени. Наверное, это наиболее ярко проявляется в той благодати, которая дается священнослужителям.

Читайте так же:  Молитва Иисусова текст полный

Особую благодать получают молодые священники, только что принявшие дар священства, они буквально горят своим служением. С другой стороны, особую благодать имеют те священники, которые послужили даже не десять и не двадцать лет, а десятки лет. Они приобретают ее к старости, что дает право народу Божьему называть их старцами.

То есть изначально, когда люди только приходят в Церковь, они испытывают особое состояние, и это действительно дар Божий, который дается, чтобы люди почувствовали близость Божию, поняли, как хорошо быть с Богом.

А затем Господь как бы отступает. Он дает членам Церкви, верующим в Него, возможность потрудиться. И только в конце жизни нисходит та особая благодать – за плоды многолетней деятельности, многолетнего труда.

Святитель Феофан Затворник так и говорит, что такие духовные плоды все равно являются даром Божьим и даются за богоугодную жизнь в течение десятков лет. Эти «десятки лет» могут оказаться достаточно долгими.

Жизнь христианина можно сравнить с жизнью спортсмена. Спринтерская дистанция, наверное, гораздо проще, чем марафон, потому что суметь распределить физические силы на пятьдесят или более километров, не истратить их в самом начале, чтобы хватило до самого конца, до финиша, – действительно большое искусство.

Вот и большая часть нашей жизни – именно этот утомительный, длительный этап бега между первыми метрами от старта, когда все так хорошо, и временем, когда мы подходим к финишу и видим, что вот уже близок конец, перед которым мы тоже испытываем своего рода духовный подъем.

А в большую часть жизни, к великому сожалению, часто встречаются искушения, когда нас заедает повседневность, земная суета, земные попечения. Причем, они могут быть иногда даже вполне благочестивыми: необходимо заботиться о своих близких, о престарелых родителях, о детях. Возникает много проблем, которые надо решать, хоть некоторые из них порой кажутся пустяковыми. И это все нас засасывает, отбирает внимание и силы.

Единственный способ с этим бороться – наше общение с Богом, которое в первую очередь заключается в молитве.

Надо стараться неукоснительно выполнять молитвенное правило. Пусть это может быть сложно, причем даже не потому, что у нас напряженный ритм жизни, не потому, что мы загружены в семье, на работе. Нам именно внутренне трудно выполнять молитвенное правило, которое является как раз той нитью, которая не позволяет нам оторваться от Церкви, от Бога. И, конечно, в такой ситуации важно участие в церковной жизни, регулярные исповедь и причастие.

Посмотреть на священномученников

Да, бывает в этот главный долгий период, что человек ничего не чувствует, молится автоматически, даже не молится, а вычитывает. В таких случаях надо обращаться к церковному опыту, читать жития святых.

И мне кажется, очень поучительны в этом плане жития новомучеников, которые жили в сходных с нами условиях. Не в смысле гонений, которых сейчас, слава Богу, нет, а в смысле схожести житейских забот. У многих из них были семьи, необходимость организовывать чисто земную жизнь своих близких, решать какие-то бытовые вопросы. Их опыт показывает, что только непрестанная молитва их и спасала. Хотя есть свидетельства из их жизни, что иногда молиться им было крайне, крайне сложно.

Мне вспоминается случай, который описывается писателем Олегом Волковым в автобиографической книге «Погружение во тьму». Его арестовывали за его дворянское происхождение, причем несколько раз. Так что в тюрьмах и лагерях он провел много времени.

Самой трудной оказалась последняя отсидка в сороковых годах. Олег Волков объясняет, почему. Он всегда отчетливо понимал, что его в тяжелых условиях заключения спасает молитва. И вдруг, во время последней отсидки, он увидел, что потерял способность молиться. Сердце окаменело. При этом он знал, что это единственная нить, которая ведет его, может спасти. И вот эта нить спасения – рвется.

Он буквально выдавливал из себя какую-то молитву, какие-то обращения к Богу, когда их гнали на работу. Господь, видя его усилия, может быть, даже усилия от отчаяния, спас и сохранил. Олег Волков вышел на свободу и, слава Богу, даже сумел написать несколько книг, в том числе о своих переживаниях, о своей жизни в тяжелых условиях лагерной и тюремной жизни.

Мне, когда я был молодым человеком, приходилось много общаться с теми людьми, которые прошли через испытания лагерями. Они также подтверждали то, что только молитва удерживала их, и приводили примеры, как старшие соузники (я общался с теми, кто был в 30-х годах относительно молодыми), – архиереи, священнослужители молились в камерах. Эта молитва укрепляла в вере и тех, кто молился, и тех, кто был рядом. Эти люди, несмотря на пережитое, на действительно очень тяжелую жизнь, были очень светлыми.

Так что никогда не надо опускать руки. Не надо бояться прийти и сказать о таком своем состоянии священнику на исповеди: священник может подсказать в какой-то нужный момент что-то, сказать какое-то ободряющее слово.

Хотя я по своему священническому опыту могу поведать, что принимать такую исповедь – очень непросто. Гораздо проще исповедовать человека, который только пришел в Церковь и увидел, что он жил совсем не благочестивой жизнью и хочет эту жизнь изменить, а затем действительно меняет эту жизнь. И вот он искренне кается в содеянных грехах: иногда тяжких, иногда не очень тяжких. У него чувствуется горение, стремление быть с Богом.

Другое дело, когда человек приходит на исповедь и говорит: «Вроде бы делаю или стараюсь делать, все, что положено, а как-то все между пальцев, и ничего не получается. Внутри – тоска, тяжело и в семье что-то не так, не все устраивает так, как бы хотелось. Дети разбегаются в разные стороны. Любви не хватает и сил не хватает, чтобы все это собрать».

Надо уповать на то, что Господь видит наши труды и в нужный момент Он укрепит. Самое главное – не сходить с «дистанции», стараться почаще приходить к таинствам. В первую очередь, к таинству Евхаристии.

Читайте так же:  Почему Бог не слышит молитв

Слава Богу, что сейчас в нашей Церкви явно видно особое внимание и понимание важности этого таинства, о чем свидетельствует недавно принятый нашей Церковью документ «Об участии верных в Евхаристии». Важно черпать силы в богослужении и участии в этом таинстве. Даже если кажется, что богослужение «выстаиваешь», а молитвы – «вычитываешь». Все равно надо стараться, сосредоточиваясь в меру своих сил, не отпускать ту нить, за которую мы держимся. Ее очень легко порвать…

Исповедь

Многие помнят ощущение первых исповедей, когда человек искренне горячо кается, а потом ему легко-легко, словно он сбросил тяжелый груз. Гораздо проще поднять камень и убрать его с дороги, чем возиться с мелкими камушками и даже – частичками пыли. Бывает, ты их веником сметаешь, а они от дуновения ветра опять на место возвращаются. Но если не пытаться убрать, можно утонуть в мусоре.

Не случайно Господь большинству из нас дал несколько десятков лет жизни. Значит, Он предусматривает, что мы за эти несколько десятков лет должны каким-то образом трудиться духовно и духовно возрастать. И вот эти частички отсекать. Молитвой. Раздражился – прочитал Иисусову молитву. Два раза раздражился, – два раза прочитал Иисусову молитву.

Здесь, вновь повторяю, важно не забывать об исповеди, пусть вновь и вновь на ней звучит вроде бы то же самое. Мы наш дом регулярно подметаем, а пыль вновь через окно налетает. Но все равно мы опять к празднику стараемся убраться в доме, протереть пыль, привести в порядок красный уголок и так далее. Уберемся, скатерть красивую расстелем и у нас чувство праздника. Здесь то же самое.

Если же чувство праздника не возникает, если на каждой исповеди и после нее – бесчувствие, тогда нужно поговорить со священником, с духовником, чтобы он дал, может быть, какую-нибудь епитимию, может быть – дополнительное правило.

Иногда бывает полезно добавить к вечернему правилу какие-то новые молитвы, какой-то акафист, какой-то канон, чтобы оживить, чтобы не просто скользить по уже знакомым словам молитвы, уже практически автоматически их повторяя. С тем, чтобы заставить, в том числе, и свой ум и свои уста задуматься над каким-то новым содержанием. Это бывает полезно.

Надо ждать

Если мы перестали чувствовать смысл поста, нам кажется, что постимся чисто автоматически, все равно важно помнить – мы трудимся ради Господа.

Наверное, хорошо, когда у человека есть навык, и вот что-то произошло в жизни неприятное, а он вместо того, чтобы паниковать, а может быть даже мысленно ругаться, начинает творить пусть даже самую простую молитву: «Господи, помилуй». Пусть даже на автомате. Значит, это человек поднялся на какую-то определенную ступень. Надо постоянно работать над собой, следить за собой. Стараться использовать какие-то новые духовные приемы, в том числе и молитвенные.

Повторяю, что очень помогает обращение к опыту Церкви. К тому, как наши предшественники, достигшие Царствия Небесного, это делали. Сейчас, слава Богу, доступ к подобной литературе открытый и широкий. Даже на телефоне – открыл интернет и, пока едешь в транспорте, взял и какой-то соответствующий короткий рассказ прочитал, вместо того, чтобы глазеть неизвестно куда.

Если человеку кажется, что его церковная жизнь не имеет смысла, в ней нет Христа, надо ждать. Ведь когда мы бежим марафон, мы можем какое-то время бежать по безлюдному неприятному месту, а затем выбежать на красивую дорогу, по краям которой сады.

Естественно, бывают такие состояния, когда Господь как бы отходит. Но, это не значит, что Он нас оставляет. Он за нами внимательно следит. И в какие-то жизненные моменты, если мы действительно стараемся следовать Его заповедям, Он нас спасает.

Думаю, каждый из нас может свидетельствовать о том, что в жизни были такие моменты, которые вроде стечение каких-то обстоятельств, но мы понимаем, что по большому счету это было проявление воли Божьей. Даже в тот момент, когда мы совсем были вдалеке от Него и, может быть, даже совсем о Нем не думали.

Если говорить о страхе выгорания, – здесь очень важно стяжать смирение. Смирение и терпение. Потому, что выгорает тот, кто много предполагает о себе, то есть, грубо говоря, гордится. Потом видит, что он не соответствует тому, что о себе надумал, намыслил. И из-за этого отчаяния сходит с этапа.

И, к великому сожалению, в нашей жизни есть случаи, что даже священники говорят: «Я больше не могу, все, я смог это сделать, теперь схожу с дистанции и перестаю служить». Но, это действительно связано с тем, что человек в какой-то момент возгордился и подумал о себе очень много.

Если мы себя смиряем и с терпением несем свой крест, тогда все будет хорошо. «Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10, 22), – они относятся не только к мученикам, которые страдали за веру, но и к нам. Нам надо с терпением нести те тяготы жизни и те жизненные обстоятельства, тот крест, который каждому дан с тем, чтобы донести его до конца. Равнодушие, охлаждение – одна из частей жизни, испытание, которое попускает Господь.

В завершение нашего разговора хотелось бы напомнить слова преподобного Петра Дамаскина:«Те, которые здесь уже получили обручение жизни вечной, имеют нужду в терпении, чтобы воспринять в будущем совершенную награду за подвиги».

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

А также вспомним святителя Феофана Затворника, который говорил: «Терпение в жизни есть дар Божий и дается ищущим и хоть через силу напрягающимся удерживаться при смущениях, неурядицах, неполадках».

Трудно читать молитву
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here