Рассказы для детей молитва

Детально: рассказы для детей молитва - специально для Вас.

детям о молитве

Что такое молитва?

Человек создан Богом таким, что общение для него имеет очень большое значение. Вспомните, как тягостно и грустно бывает когда вы долго находитесь одни. Вам хочется с кем-то поговорить, поделиться своими проблемами, хочется чтобы вас выслушали или самим послушать кого-то. Хочется поделиться новостями, радостью или горем, ищете тех, кто мог бы разделить с вами ваши чувства и переживания, ободрить, пожалеть или наоборот направить и подсказать что-то.
Общение возможно между разумными существами. Только от безысходности люди разговаривают с животными или растениями, но это скорее разговор в одну сторону, без ответа.
Молитва -наше общение с Богом. Это особая встреча с Ним, к которой нужно стремиться, готовиться и дорожить. Это не разговор по душам, как с другом, это не жалоба и не кляуза. Ведь даже с начальником или учителем мы выбираем более возвышенную или вежливую форму общения. (Молитва эта ещё и та форма общения, которая уместна по отношению к Богу.)
Поэтому молитва не простой разговор, а особенный, не похожий на обычную беседу.
Молясь, мы понимаем, что Бог нас знает таких, какие мы есть на самом деле, бесполезно надувать щеки, или принимать важные позы, наигранно лить слезы, или оправдываться. Молитва начинается именно с понимания того, что про нас все известно от А до Я.

Молитва- общение с Богом,оно как и общение с людьми вносит в нашу жизнь что-то новое. Помните пословицу: « с кем поведешься от того и наберешься»? очень мудрая пословица, ведь те с кем мы дружим, разговариваем, проводим время, влияют на нас. От тех с кем общаемся мы перенимаем не только новые словечки, меняемся игрушками или скачиваем картинки на мобильный телефон, мы вольно или невольно подражаем и их поведению, перенимаем доброе или злое.
Молитва, как общение с Богом тоже влияет на нашу жизнь. Молясь, мы постепенно день ото дня, год от года наполняемся искорками Божиими, Его благодатью. Чем больше этих искорок, тем ярче и светлее становится наша душа, тем неприятнее нам становится грех, тем отвратительнее грубые слова и гадкие поступки. Вот почему нужна человеку молитва. Чтобы стать ближе к Богу, более похожими на Него, чтобы понимать для чего мы пришли в этот мир.

21 глава. О молитве и вере ребенка

21 глава. О молитве и вере ребенка

Мир Вам, дорогие посетители православного островка “Семья и Вера”!

«Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Матф. 19, 14), сказал Иисус Христос ученикам, которые возбраняли детям приходить к уставшему после долгих проповедей Учителю.

Детская молитва и детская вера особенно приятны Богу. Поэтому крайне важно воспитывать детей с маленького возраста в православной вере, взращивать в их сердцах любовь к ближним, любовь к Богу.

Ниже мы прилагаем рассказ Марина М., затронувшей тему детской молитвы и детской веры в 21-й главе своей книги Рассказов из жизни Церкви Православной.

Молитва ребенка. Рассказ из жизни церкви Христовой

Сегодня дети шумно играли, все разбрасывали, устала за ними подбирать вещи и игрушки, голова болит, сама еле сдерживаю свое раздражение. И так целый день. Борьба какая то была, еле сдерживала себя, зная, что раздражение — это влияние демонской силы, так Схиигумен Савва учил. Или от того, что в моем сердце обитает гордость смертная.

Я села и всё, что могу, это Господа призывать в душе и просить о помощи, чтобы не впасть в гнев и не согрешить. Чтобы как то сыновей успокоить, я попросила почитать среднего сына. Дала ему детское Евангелие.

Он сначала нехотя читать стал, под принуждением. А потом, неожиданно для меня, встал перед иконами на колени и начал молиться Иисусу Христу на своем языке, речь у него с задержкой, плохо склоняет. Я подумала: «Говорит непонятно что, не склоняет. Некоторые слова вообще с ошибками и смысл молитвы «Отче Наш» наверное не понимает…» Я говорю ему: «Помолись Господу за всех нас…» Ребенок стал перечислять все наши имена с такой верой чистой, твердой. Просить стал за всех нас…

Вдруг, чувствую, неожиданно для себя, такая Благодать неизреченная на душе появилась, стало легко-легко, раздражение исчезло, головная боль прошла, усталости как не бывало и так радостно стало, спокойно.

И что, думаю, раздражалась, из-за чего, для чего, зачем? Как будто ничего и не было.
Господь услышал ребенка, не смотря на то, что молитва у него не получалась, но Вседержитель Милостивый услышал его сердце….
Какое счастье, когда дети молятся от всего сердца. Это чудо. Какое счастье жить с Господом и стараться для Него всю свою жизнь Ему посвятить.

Вот еще рассказ об этом же ребенке.
Где гордость, спор и нет любви, там нет Господа…в любви спасение.

Рассказ о моем сыне.

Один маленький мальчик спросил свою маму:»Мамочка, а где Иисус Христос сейчас?»

— Иисус Христос везде находится и в церкви, и на небесах, и в воде, и в горах, и на суше, где бы ты не находился-там Христос, даже вот здесь-в твоем сердечке», -сказала ему мама, указывая пальчиком на его маленькую грудь.

— Мамочка, но там только ОГОНЬ ЛЮБВИ!, — ответил удивленно ребенок.

— Вот это и есть Иисус Христос-, ответила еще удивленнее его мама. Откуда он узнал про огонь любви? Ведь она ему об этом ничего не рассказывала. Мальчик искренне верует в Христа, причащается каждое воскресение Крови и Тела Христа и исповедуется…

А потом говорит:»Мамочка, прости, я не слушался тебя, я люблю тебя этим огнем любви так сильно-сильно, вот так!-, и обнял крепко свою маму, сделав для себя великое открытие…Бог — есть ЛЮБОВЬ, ОГОНЬ ЛЮБВИ. Ко всем людям…Он открылся ребенку, Он находится в его чистом сердечке..
Обняв маму, эта любовь передалась и матери огнем любви и она заплакала от умиления, покаяния и благодарности к Богу…Бог слышит материнские слезные молитвы….Господь рядом со всеми нами…
А кто может из нас сказать, что Господь в нашем сердце? Есть ли в нём этот огонь любви? Или там обитает только гордость и самолюбие, самохвальство или самомнение, злопомнение или тщеславие, обида или зависть, ревность или ропот, уныние или нетерпение? Как мы далеки от детей…Как далеки от Господа. Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешного.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Детская молитва

Священник Савва Михалевич

Этого дома уже нет. Его снесли во время очередной кампании по благоустройству, но когда-то он выделялся своим массивным и мрачноватым двухэтажным фасадом в начале одной из старых улиц Сергиева Посада. В доме было много комнат-квартир и огромные общие кухни с керосинками. Сейчас на пустыре, где стоял дом, высится высокий бетонный забор, окружающий какое-то государственное предприятие, и ничто не напоминает о прежней постройке, но я, проходя мимо, всегда вспоминаю одну историю, рассказанную старушкой, жившей в этом доме.

Читайте так же:  Молитва для приворота мужчины

Дело было в начале 50-х годов. Лавра уже открылась к радости всех православных, и толпы богомольцев со всех концов страны собирались в наш, тогда единственный во всей Средней России, действующий монастырь. Монашеская жизнь ещё только возрождалась. Монахов было немного. Часть лаврских построек ещё эксплуатировалась городом. В стенах проживали семьи горожан. Власти двурушничали. С одной стороны: вот вам, пожалуйста, монастырь с богослужениями, которые вроде бы никому посещать не запрещено, с другой: приобщение к святыне массы людей крайне нежелательно. А посему явно не пускать в лавру богомольцев нельзя, но запретить им ночёвку в городе можно.

А так как многие паломники приезжали из самых дальних мест, им волей-неволей приходилось искать, где главу приклонить. Наберёт какая-нибудь благочестивая загорчанка этих неприкаянных к себе домой, а ночью рейд. Милиция, дружинники обходят частные дома и квартиры поблизости от лавры и забирают постояльцев. Начинается проверка документов, нотации, придирки, а то и привод в милицию. Хозяевам и того хуже. Время суровое, с людьми не церемонились, особенно, если эти люди верующие, то есть другого сорта, инакомыслящие. В общем, в то недоброе время этих рейдов боялись, как чумы. Впрочем, всегда находились люди, оказывающие гостеприимство паломникам Христа ради, готовые пострадать за веру и даже в более тяжкие годы.

И вот на Пасху одна из таких доброхоток-загорчанок, проживавшая в упомянутом доме, после торжественной и радостной праздничной службы возвращалась домой в окружении целой группы богомольцев. Среди последних был ребёнок: девочка лет шести-семи, с большими умненькими глазками и косичкой, выбивавшейся из-под белого платочка. Она бодро вышагивала своими маленькими ножками, несмотря на усталость после продолжительной пасхальной службы.

Придя домой, наскоро разговелись, чем Бог послал, и поскорей уснули – время близилось к утру. Только хозяйке не спалось. На душе, вопреки праздничной радости, было неспокойно. А ну, как нагрянут с проверкой! Правда, не только она оказала в эту ночь гостеприимство приезжим. Все её соседи сделали то же самое – и справа, и слева, и внизу. И всё-таки она, вздыхая, ворочалась на постели и прислушивалась к каждому звуку извне.

Вот у соседей зазвучали чьи-то громкие голоса. Что-то задвигалось, заскрипело. Сквозь толстые стены старинного дома звуки доносились неясно, но тревожно. На цыпочках, не дыша, испуганная хозяйка двинулась к входной двери. На пути – комната с постояльцами. Здесь все спят. В углу горит лампада, и в её неверном свете поражённая женщина вдруг видит маленькую коленнопреклонённую фигурку, истово и неторопливо творящую крестное знамение крошечной ручкой. Хозяйке видна косичка из-под белого платочка, лицо же обращено к лику Божией Матери на иконе. Старуха, застыв, смотрела. Текли минуты. Шевелились губки, но слов не было слышно. Снова маленькая рука совершала крестное знамение, и головка в белом платочке склонялась в поклоне – девочка продолжала молиться. Хозяйка повернулась и спокойным шагом возвратилась в спальню. Сон пришёл к ней сразу. Наутро оказалось, что был рейд. Забрали всех соседей, но в дверь, за которой молился ребёнок, даже не постучали.

Детская молитва Часть 1

Много лет тому назад стоял в престольном городе Москве красивый дом купца Ивана Михайловича Вольского, торговавшего жемчугом и драгоценными камнями. Вольский был человеком справедливым и набожным, и при этом осмотрительным и умным купцом, а потому дела его процветали. Он жил зажиточно и беззаботно, однако, не забывал бедных и одарял их щедрою рукою. Мария Петровна, его жена, была кроткая и любящая натура. Дети их росли и развивались прекрасно. Ваня, самый старший, считался умным и прилежным мальчиком. Учителя хвалили его рвение, но порицали его манеру всё критиковать и его желание казаться не по летам умным. Машенька, любимица отца, которой вскоре должно было исполниться восемь лет, была набожным милым ребёнком, точным портретом её матери; а что касается маленького Феди, то тот был любимцем не только матери, но и всего дома.

Мария Петровна часто говорила, что счастье её было бы полное, если бы оно по временам не омрачалось продолжительными и опасными поездками мужа. Ивану Михайловичу каждую осень приходилось самому совершать закупки, и для этого он был вынужден предпринимать далёкие поездки, что было тогда не так легко и приятно, как в наши дни, когда можно усесться в автомобиль или поезд, и проехать без труда и опасности полмира.

За Москвой, где теперь расстилается хорошо обработанная, холмистая равнина, всё было тогда покрыто густым лесом. Дороги через эти леса часто были так узки, ухабисты и рытвинисты, что на них можно было проехать только на хороших лошадях. Хотя волки не так были страшны в тёплые времена года, как зимою, зато в лесах и на дорогах встречались разбойники, особенно опасные для купцов, у которых можно было найти верную и богатую добычу. Только сильные и храбрые люди предпринимали такие путешествия и при этом вооружались саблями и пистолетами, как будто собираясь на войну.

Иван Михайлович, человек здоровый, крепкий и мужественный, будучи хорошим купцом, мог бы быть ещё лучшим воином. Для успокоения боязливой жены, он раньше часто присоединялся к большой группе купцов, совершавших свои путешествия под охраной нескольких солдат. Однако о таких группах разбойники были лучше осведомлены, и однажды дошло до сильного боя с ними. Иван Михайлович при этом еле- еле спас свою жизнь. С тех пор он совершал свои путешествия самостоятельно и в последние годы всегда возвращался домой невредимым.

Время отъезда снова приближалось. Мария Петровна усердно шила и имела хлопот полон рот, чтобы мужа снарядить как можно лучше в путь. О своих опасениях она неохотно говорила и не любила, если кто-то произносил слово «разбойник». Детям опасности, которым подвергался отец, казались очень интересными и таинственными. Ваня, прочитавший уже много книг, рассказывал младшим разного рода страшные похождения о волках и разбойниках и при этом придумывал гениальные планы для защиты отца. Вот, например, отец мог бы забрать с собой коробку с песком, чтобы засыпать нападающему разбойнику глаза, а пока тот потрёт их, он ударит лошадь и ускачет. «Ну, а если разбойник выстрелит в спину?» – спросила Машенька. На этот вопрос у мудрого Вани не нашлось ответа.

«Разве разбойники растут в лесах, как волки и медведи?» – спросил маленький Федя. «О, нет, – ответил Ваня, – часто встречается, что это были люди честные и порядочные. Некоторые из них просто дерзки, упрямы и никому не желают повиноваться. Иные, зато бедные люди, у которых не было хлеба; может быть, что они сначала просили милостыню, однако, со временем сделались дерзкими и нахальными и начали брать силою». Федя крепко сохранял эти рассказы в своей маленькой головке.

Читайте так же:  Молитва от сглаза и порчи на воду

Рано утром, в день отъезда, маленькая группа двинулась из дома Вольского. Пётр, старый и верный слуга, вёл за узду красивую, хорошо осёдланную лошадь своего хозяина. Николай, молодой и крепкий парень, который должен был сопровождать своего барина, ехал медленно рядом. Купец же в сопровождении всего семейства отправился пешком до ближайшего холма, с высоты которого можно было обозревать весь город.

Одна сторона этого холма тогда ещё была покрыта густым лесом, тянувшимся много десятков вёрст. Обращённая же к городу сторона была покрыта только редкими деревьями. Наверху, на опушке леса, стоял высокий камень с образом Спасителя; перед ним был маленький камень, на котором набожные путешественники преклоняли свои колена и молились.

Уже прошло несколько дней с отъезда отца. Дети жили спокойно и во всём слушались мать; они желали, чтобы отец по возвращении домой кроме хорошего о них ничего не узнал. Каждый думал о том, как бы приготовить для отца какой-нибудь сюрприз. Ваня очень прилежно рисовал географическую карту и был уверен, что она весьма пригодиться отцу в его будущих путешествиях; Машенька вязала кошелёк из красивого цветного шёлка; маленький Федя рисовал различные удивительные вещи: разбойников, волков и львов, но чтобы понять рисунки, приходилось каждому объяснять, что они означают; всё это он хотел сохранить для отца. Мать, отправляясь навестить одну больную, позволила детям в сопровождении Петра выйти в сад, расположенный против дома. Узнав об этом, Машенька многозначительно усмехнулась и прошептала что-то Феде на ухо, чего тот, однако не понял. Она надела свою шляпу, мальчики тоже отыскали свои красивые шапки и пошли.

«Пойдёшь ли ты с нами, Ваня?» – спросила Машенька, выходя из дверей дома. «Ещё не знаю, – ответил тот несколько высокомерно – возможно, что я буду играть с большими мальчиками и не пойду с вами, такими детьми, в сад». «Мы вовсе не пойдём в сад», – возразила Машенька с многозначительной миной. «Мы пойдём на холм, там, где образ Спасителя, и помолимся за нашего дорогого папу, чтобы он вернулся невредимым». «О, это бесполезно, – сказал Ваня, – молиться можно везде». «Это я прекрасно знаю, – ответила Машенька, – однако на том чудесном холме, где небо так высоко и лазурно над нами, где мы в последний раз видели отца, и где мать с ним молилась, там я охотнее всего молюсь».

«Кроме того, – продолжал мудрствовать Ваня, – я совершенно не верю, чтобы такая молитва могла помочь. Бог управляет миром, согласно мудрым и вечным законам, и Он не может ради молитвы какого-то ребёнка всё изменить. Звёзды над нами, это мириады миров, из которых каждый больше Земли, на которой мы живём; теперь подумай, сколько работы было бы Богу, если бы Он хотел делать по молитве каждого маленького ребёнка. Он сам творит то, что нужно».

В это время прибежало несколько мальчиков, и позвали Ваню играть. Он оставил сестру и брата, а Машенька в сопровождении Феди и Петра отправились печально к излюбленному холму. Девочка не совсем поняла то, что сказал старший брат, однако, охоту молиться он ей отбил. Тогда мало-помалу ей припомнилось всё, что она слышала от мамы о Боге и Спасителе, вспомнила так же, как Он детей к себе призвал и благословил, как некогда Сам был маленьким ребёнком, и потому понимает детей. При этих мыслях её маленькое сердце почувствовало облегчение; она весело стала подниматься с Федей на холм, и, когда увидела лазурное небо, сердце её наполнилось надеждою, и она могла перед Богом, как перед Отцом, излить свою детскую душу. После этого она взялась учить брата молиться за отсутствующего отца.

По возвращении домой глаза её сияли ясно и радостно, как от скрытого счастья; прежде чем отправиться спать, она обняла Ваню и шепнула на ухо: «А всё-таки я знаю, что Бог меня услышит!» Наступило время, когда можно было ожидать приезда отца. День своего приезда он не мог указать точно, так как письма в то время шли медленно и часто не доходили; однако, дома шли праздничные приготовления, чтобы при возвращении он нашё всё в лучшем порядке.

Но проходил день за днём; уже давно минуло назначенное для приезда время; мать уже была не в состоянии скрыть своей тревоги, так что дети уже не решались спрашивать у неё ничего относительно приезда отца.

Однажды вечером после дождливого и туманного дня через лес за холмом медленно и осторожно пробирался какой-то человек. Лицо у незнакомца было загорелое, наружность дикая. Под кафтаном на кожаном пояске у него кроме кинжала и двух пистолетов висела острая, короткая шашка. Он медленно и осторожно продолжал свой путь, выбирая при этом самый густой лес, и, если где-нибудь вдали раздавался шорох, он съёживался и замирал на месте до тех пор, пока всё не успокаивалось.

Взобравшись на холм, он нашёл себе среди чащи за камнем хорошо скрытую засаду; одну руку он приложил к заряженному пистолету, чтобы в каждую минуту быть готовым…

И вот, со стороны города послышались лёгкие шаги, поднимавшиеся на холм. Шли двое детей, девочка и мальчик, держась за руки. Через густую листву разбойник различил красивую и изящную одежду детей, и заметил, что ничего драгоценного на детях не было, а потому он решил из-за такого пустяка не поднимать шума.

Машенька и Федя, ибо это были они, поднялись на верхушку холма одни; так как старый Пётр, занятый работой, не смог их сопроводить, то мать разрешила им самим отправиться, распорядившись, чтобы Пётр по окончании работы отправился за ними. Золотое вечернее солнце освещало камень, и Машенька, которая со времени отъезда отца уже часто здесь молилась, опустилась на колени и начала молиться своим милым детским голосом: «О, добрый мой Спаситель! Ты некогда сам был ребёнком, и Ты любил детей; неправда ли, Ты знаешь, как мы радуемся возвращению отца, и что мать умерла бы от горя, если бы он не вернулся? О, дорогой Спаситель, пошли отцу Твоих ангелов, чтобы они его сопровождали и привели невредимым к нам! Ты это сделаешь, не так ли? Аминь!». Так она закончила молитву, полную детской веры.

Разбойнику за камнем сделалось не по себе, далёкие, далёкие дни воскресли в его памяти; прозвучали звуки, давно позабытые среди суровой и дикой жизни. В его памяти предстала, как живая, его мать, стоящая на коленях у его ложа и молящаяся с ним; он вспомнил, как она на смертном одре благословляла его слабым голосом, и молилась о том, чтобы Бог привёл им встретиться на небесах. А теперь? Непривычные слёзы потекли по его суровому лицу в густую бороду, и он закрыл лицо своими грубыми руками.

Читайте так же:  Денежный Ангел молитва

Но вот, раздался слабенький голосок Феди, ему также захотелось помолиться за отца, и он начал: «О, дорогой Спаситель! Ты теперь находишься в большом небе и оттуда всё видишь. Пожалуйста, посмотри, чтобы с дорогим папою ничего не случилось, ведь он мне обещал мне привезти шашку. Боже, если придёт разбойник и захочет отца застрелить, то дай ему много хлеба и денег, чтобы он папе ничего не сделал, или пришли его к нам, и я ему дам много красивых игрушек; сделай его хорошим, чтобы он перестал быть разбойником, и Ты бы мог взять его к Себе на небо. Аминь».

Дикому человеку за камнем показалось, что ангел за него помолился, и что голос с небес к нему говорит: «И для тебя ещё есть милосердие». Он положил свою голову на камень, как будто это был порог родительского дома и заплакал. Дети ничего не слышали, так как в это время подоспел Пётр, чтобы их отвести домой; они хотели ещё подождать отца, однако, Пётр не согласился остаться, и они послушно отправились домой. Федя, полный радости, рассказывал по дороге Петру: «Теперь Бог знает, как должен поступить, я Ему всё объяснил».

Часом позже, когда уже стемнело, Иван Михайлович со слугою проезжал через лес. Будучи задержан в пути на много дней благодаря несчастью, случившемуся с его лошадью, он теперь очень спешил, так как не хотел заставлять свою семью больше ждать.

Николай, его слуга, был очень недоволен тем, что ему так поздно пришлось быть в дороге. Он со своей лошадью держался вблизи господина и трясся при каждом шорохе, несмотря на то, что днём обещал при случае застрелить трёх разбойников сразу. Около камня они, действительно, услышали шорох и шум, как будто кто-то пробивал себе дорогу сквозь чащу кустарников. Купец уже приложил руку к винтовке, однако, ничего не увидел. Когда они подъехали к камню, со стороны города засверкали тысячи огней, как не хотелось Ивану Михайловичу увидеть своих дорогих, он всё-таки остановился на том месте, где с ними простился, чтобы поблагодарить Бога за Его милостивую опеку. После этого путники рысью спустились с холма и, проехав несколько хорошо им знакомых улиц, достигли своего дома. В доме горела всего одна свеча, при свете которой Мария Петровна читала Евангелие, желая успокоить своё сердце, полное тревог.

Какая это была радость, когда отец, быстрыми шагами поднявшись по лестнице, своими поцелуями осушил слёзы дорогой жены! Дети выскочили из кроватей, и ликованию их не было конца. Маленький Федя не забыл спросить: «А привёз ты мне шашку, папа?» Другие же дети были довольны тем, что, наконец, снова видят отца. После долгих уговоров дети легли спать, а Машенька шепнула брату на ухо: «Бог нас всё-таки услышал, неправда ли?»

На другой день отец вынул купленные драгоценности и подарки для жены и детей. Федя получил шашку, Иван – рисовальный ящик и много хороших книг; Машенька – бархатное платье голубого цвета и изящную корзиночку из серебряной проволоки. Радость детей не знала границ. Федя решил, что свою старую шашку он подарит разбойнику за то, что тот не застрелил папу.

После обеда все вместе отправились на холм, чтобы порадоваться благополучному возвращению отца и совместно поблагодарить Бога за то, что Он всех сохранил. Ваня был молчалив и ничего не говорил против молитвы, однако, думал про себя: «И без молитвы отец вернулся бы благополучно домой».

В то время как отец и мать рука об руку сидели на камне и друг другу рассказывали о происшествиях последних недель, дети играли в кустах; внезапно Ваня закричал: «Что это такое?» Боязливая Машенька убежала к матери, между тем как отец поднялся, чтобы узнать, в чём дело. За камнем, среди густой чащи, лежали два больших пистолета, длинное ружьё и острая шашка, причём следов владельца этих вещей не было видно. «Это оружие, видно, принадлежало разбойнику, у солдат такого нет!», воскликнул старый Пётр, которому также было дозволено сопровождать хозяев. Иван Михайлович должен был признать, что он прав. Матери и детям сделалось страшно при виде этого смертоносного оружия. В это время приблизилось несколько жителей города, которым Пётр показал свою находку, и они вместе отправились искать дальнейшие следы.

Ничего не нашлось, только по сломанным сучьям кустарников можно было судить о том, что отсюда в чащу пробирался человек. В глубоком раздумье отец с домашними вернулся домой; хотя он не понимал, как это случилось, однако, ему было ясно, что Бог чудесным образом сохранил ему жизнь.

Три истории о молитве

Борис Ганаго

Почему при встрече люди пожимают друг другу руки? Это теперь есть танки, пушки и бомбы. А раньше люди воевали камнями и палками. И если встречались миролюбивые, то один из них показывал другому ладонь: смотри, у меня в руке ничего нет. Другой в ответ разжимал пальцы – и у меня тоже. Они радовались, что угроза миновала, и пожимали друг другу руки.

Витя и Юра жили в одном дворе и всегда играли вместе. Но однажды они поссорились и стали при встрече делать вид, будто не видят друг друга. Мальчики уже и вспомнить не могли, из-за чего вышла ссора, но мириться первому? Ни за что!

Погода стояла великолепная, солнышко так и звало на улицу порезвиться. Но не играть же одному. Вот и сидели бывшие друзья по домам, словно заключенные. Гордость их как цепью сковала, особенно Витю. Ему казалось, что если он первым подойдет мириться, то у него слетит с головы корона. Правда, настоящей короны у него не было, но он всегда боялся показаться таким же, как другие дети, вот и задирал нос повыше. Пусть все думают, что он принц заморский. Конечно, Витя жалел о разбитой дружбе, но корона была дороже.

А Юра очень переживал и при каждой случайной встрече с Витей держал руку готовой для рукопожатия. Но увидев задранный нос, он тоже отворачивался и делал вид, что застёгивает пуговицу.

Дни каникул прошли безрадостно, с камнем гордыни за пазухой. Вскоре небо заволокло тучами, пошли дожди и наступили холода. Холодно было и на душе у ребят. Однажды Юра даже пробовал помолиться, но у него ничего не получилось. Да и не могло получиться: Бог не принимает молитву тех, у кого нет мира в душе.

Встревожились родители Вити, что сын на улице не бывает, и завели собаку. Решили, что гуляя с ней, мальчик не только свежим воздухом дышать будет, но и познакомится с кем-нибудь, раз уж с Юрой у них ссора вышла. Но пёс оказался злым – никого к Вите не подпускал.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Увидели Юрины родители, что Витя собаку выгуливает, и тоже купили сыну щенка. Тот оказался ласковым и всем хвостиком вилял, хотел подружиться.

Читайте так же:  Московская матрена молитва

И вот однажды Витя со своим злым псом встретил Юру с радостным щенком. Как ни тянули ребята собак в разные стороны, ничего у них не получилось: здоровенный Витин пёс решил с Юриным щенком познакомиться. А тот только этому и рад – аж повизгивает от удовольствия. Стали они играть. Поводочки у собак переплелись, и мальчики оказались рядом. Тут уж и Вите пришлось заметить своего бывшего друга, тем более, что тот первый сказал ему:

В этот момент Витя почувствовал, что корона слетела с его величественной головы, и он чуть слышно произнёс:

Помолчав, ребята заговорили о своих любимцах. Мир робко восстанавливался. А собаки мгновенно подружились и не хотели расставаться. Вот и сговорились мальчики выводить их на прогулку одновременно. А прощаясь, даже пожали друг другу руки. На душе было светло и радостно.

Пришёл Юра домой, стал молиться и почувствовал, что Бог слышит его.

Бабушка учила Леночку молиться, ещё когда внучка была совсем маленькая. Показывала на горящую свечку и говорила:

– Вот и ты встань пряменько-пряменько, запали в сердце огонёк веры, вознеси мысли к Богу и молись.

Леночка смотрела, как трепещет огонёк, и замирала, словно созерцала какую-то тайну. И останавливалось время, уходили обиды, забывались горести, все становились родными, всех хотелось согреть своим огоньком.

А ещё бабушка читала ей сказки. В одной из них рассказывалось, как в Рождественскую ночь на холодной улице оказалась замерзающая девочка. Малютка одну за другой зажигала спички, чтобы согреться. Когда все спички сгорели, девочка замёрзла.

Но бабушка говорила, что огонёк веры может согревать и без обычного огня.

Однажды в страшные сталинские времена в лагере для заключенных бандиты проиграли в карты старца Сампсона. Они вывели его из барака на мороз, раздели и оставили на всю ночь. Как же были потрясены злодеи, когда увидели утром, что старец остался жив. Всю ночь он согревал себя молитвой, и этот пламень веры оказался сильнее холода и пурги.

Шли годы. Бабушки не стало. Лена повзрослела, вышла замуж и родила сына. Когда началась война, её муж ушёл на фронт, и ей пришлось одной управляться с маленьким Ваней. В трудные минуты по привычке, заложенной в неё бабушкой, она говорила:

Однажды, незадолго до захвата Ставрополя фашистами, ей понадобилось сходить на рынок за покупками. Лена завернула малыша в одеяло, поручила домашнему псу Трезору его охранять, перекрестилась и произнесла своё обычное:

– Господи, спаси и сохрани.

Рынок был недалеко, и Лена надеялась вернуться, пока её Ваня спит. Но не успела она сделать покупки, как раздался гул самолётов. Начался очередной фашистский налёт. Почти задевая крыльями крыши, штурмовики расстреливали безоружных людей. Все бросились врассыпную, а Лена побежала к дому.

Ещё издалека она увидела, что бомба попала в хлебный магазин. Но он же совсем рядом! И несчастная женщина закричала:

– Господи, спаси Ванечку! Господи, сохрани!

Все стёкла в их доме выбило взрывной волной, а ведь Ваня спит у самого окна! Торопливо открыв двери, Лена вбежала в комнату и замерла. На детской кроватке лежал большой осколок от бомбы. Но где же её сынок? Взгляд метнулся в дальний угол. А там. На полу спокойно спал завёрнутый в одеяло мальчик, а большой лохматый пёс закрывал его собой.

Лена бросилась целовать их. Потом, придя в себя, она подошла к иконе Спасителя, упала на колени и от всего сердца прошептала:
– Слава Тебе, Господи! Слава Тебе!

Хорошо учился Гриша, да вот беда – хотелось ему быть самым лучшим учеником в классе. А тут появился у них новенький, и, как назло, отличник. Когда он отвечал, Гриша места себе не находил – так ему хотелось, чтобы тот ошибся.

Как-то вызвали Гришу доказывать теорему по математике. Он ответил на “отлично” и успокоился: знал, что пятёрок у него много, и на следующий день его не спросят. А потому даже урок готовить не стал.

На этот раз вызвали новичка. Тот начал бойко отвечать. Гриша смотрел на него и шептал про себя:

– Ну, ошибись, ошибись. Но новенький говорил без запинки. Тогда Гриша стал к Богу взывать:

– Господи, сделай так, чтобы этот задавала ошибся. Господи, Ты – Всесильный. Пусть ему влепят тройку, а ещё лучше – двойку.

В этот момент новичок действительно запнулся, заволновался и, наконец, замолк. Учитель обратился к Грише:

– Ну-ка, помоги ему.

Наш герой даже дар речи потерял.

– Ну что же ты, отличник? Иди к доске! Гриша покраснел и не двинулся с места.

– Что с тобой? Не выучил? Мальчик повесил голову.

И через секунду Гриша увидел в дневнике жирную двойку.

Шёл он домой и с упрёком говорил:

– Почему же так получилось, Господи? Я же просил Тебя, чтобы новичку двойку поставили, а поставили – мне. И что теперь делать? Пятёрки в четверти не видать, мама будет переживать, папа – ругать. Ведь Сам говорил: “Просите, и дано будет вам”.

Не понимал, о чём можно просить Спасителя, а о чём нельзя, и один крестьянин в прошлом веке. Тогда в Вятской губернии случился неурожай, и цены на хлеб сильно подскочили. Жадные люди, не жалея голодающих, использовали это, чтобы обогатиться. Так и этот крестьянин, у которого были большие запасы зерна, дождался, когда цены станут совсем высокими, и повёз его в Вятку продавать. Получив огромную прибыль, он на радостях зашёл в собор и заказал благодарственный молебен святителю Николаю за удачную торговлю. Кроме того, он стал молить Господа, чтобы голод продолжался и цены выросли ещё больше.

Возвращаясь домой, крестьянин узнал, что в тот момент, когда он произносил молитву о несчастии народа, в его хозяйстве вспыхнул пожар. Перекинувшись на амбары с зерном, огонь превратил злую мечту в пепелище.

Детская молитва. Рассказ

Детская молитва. Рассказ

Трудно жилось Марье Алексеевне с тремя малолетними детьми, когда она осталась вдовою без всяких средств к существованию. Муж ее был дворянином и добрым отцом семейства, но, по ограниченности своего жалованья, ничего не скопил для жены и детей. Схоронила Марья Алексеевна мужа и задумалась: чем жить? Нужно хлопотать о месте в каком-нибудь казенном учреждении, где бы дали квартиру и стол; о жалованьи уже рассуждать не приходилось, лишь бы приютиться с детьми. В ожидании такого места вдова продала свои пожитки и на эти деньги кормила детей. С нею жила еще старшая сестра ее, Анна Алексеевна, тоже вдова, уже пожилая женщина. Маленькая квартирка, состоящая из двух комнат, бедно обставленная, производила грустное впечатление вместе со своими обитателями, которые надеялись только на Божию помощь, ничего не имея в виду к материальному улучшению. Но вот их постигает новое горе: заболевает мать семейства. Болезнь начинается страшным жаром и каким-то незнакомым ощущением в горле, но больная молчит, боясь напугать своих детей.

Читайте так же:  Молитвы от врагов и клеветников

“Маша, ты вся горишь”, — замечает сестра ее.

“Да, мне сильно нездоровится, я, должно быть, слягу в постель, но Бог милостив, может быть, пройдет; ведь приглашать доктора мы не можем, его нечем поблагодарить, да и лекарства покупать не на что”, — отвечала больная.

К вечеру она действительно слегла в постель и начала бредить. На другой день Анна Алексеевна увидела, что дело плохо, и пошла к знакомому доктору, умоляя его навестить больную. Он не замедлил прийти на помощь и нашел у Марьи Алексеевны сильнейший дифтерит.

“Сейчас же, не медля, нужно удалить детей, — распорядился он, — для безопасности”.

“Что вы говорите, доктор, — возразила Анна Алексеевна, — куда же я их дену? Вы видите наше помещение!”

“Куда-нибудь к родным, к знакомым, словом куда хотите, но удалить необходимо”.

Тут поднялся плач детей, раздирающий душу.

“Мы не пойдем никуда, мы будем ходить за мамой, мы никуда не пойдем от мамы. ”

“Оставьте их на волю Божию, просила Анна Алексеевна, — если умрет мать, то пусть умирают и они все, мне их некуда девать, пусть уж все умирают, — с отчаянием говорит она.

“По крайней мере не впускайте их в эту душную спальню, где лежит больная, ведь вы подвергаете меня ответственности, оставляя детей при заразной болезни, что мне с вами делать? Вот я пропишу, что нужно на первых порах, а завтра в 10 часов утра приеду опять; но не ручаюсь, может быть, к утру больной уже не будет в живых”.

С этими словами добрый доктор уехал, оставив свои деньги на лекарство. Анна Алексеевна тотчас послала племянника Витю в аптеку, так как он был старший в семье, и велела ему пока будут приготовлять лекарство не дожидаться, а сбегать в часовню Пантелеймона и взять масла из лампады.

“Да помолись за больную!” — крикнула ему тетка, когда он уже бежал по двору.

Девочки, семилетняя Катя и восьмилетняя Маня, находились у постели больной матери, и невозможно было отозвать их в другую комнату. Они плакали и целовали ее, стараясь вызвать хотя один звук ее голоса.

“Мама, мамочка, проснись, милая мамочка, не умирай, дорогая мамочка, скажи хоть словечко!”

Анна Алексеевна верила, что невозможное для людей возможно для Бога, и обратилась к Нему с усердной молитвой, тому же научила и детей.

“Маня, Катя! Если вы любите маму, то помолитесь Богу, чтобы вам не остаться круглыми сиротами. Встаньте перед иконами и усердно молите Господа об исцелении вашей мамы, молите Царицу Небесную и всех святых угодников Божиих, вот у меня есть акафист целителю Пантелеймону, читайте его и молитесь”.

Девочки с верою ухватились за это средство и обе встали на колени. Они разостлали печатный лист на полу, для своего удобства, и начали читать акафист вслух, с горькими слезами. Акафист был напечатан по-церковно-славянски, что их сильно затрудняло; они едва разбирали слова и поливали этот лист горькими слезами. Маня не могла надолго оставлять свою мать, и часто бегала в спальню посмотреть на нее, а Катя, не поднимаясь с колен, с рыданием молилась, повторяя свою собственную молитву: “Господи, спаси нам маму! Святой угодник Божий, исцели нам маму!”

Анна Алексеевна жалела, что не успела попросить священника причастить умирающую сестру, и сидела, прислушиваясь к хрипению в груди больной, ожидая ее кончины.

Но вот прибежал племянник Витя, едва переводя дух от быстрой ходьбы; он отдал тетке лекарство из аптеки и масло из часовни св. Пантелеймона. Вера породила надежду, и Анна Алексеевна торопливо взялась за целебное масло из часовни, отставив лекарство в сторону. С молитвой начала она натирать маслом все тело больной и продолжала это около получаса, а дети все молились. Вдруг больная открыла глаза и слабым голосом спросила: “Какими это травами ты натираешь меня? Уж очень они ароматны, душисты и так приятны для тела”.

«Это масло из лампады целителя Пантелеимона».

“А, вот что, я не знала”, — и больная приподняла руку перекреститься.

Анна Алексеевна употребила на растирание все принесенное масло, а затем одела больную теплым одеялом. Дети, утомленные слезами и усердной молитвой, скоро заснули на жестком диване, а тетка их сидела возле сестры, не спуская глаз с маленького образочка св. Пантелеймона, висевшего в головах больной. Она уже не могла молиться, она только смотрела на образок, как смотрят на врача, в искусство которого верят и отдают ему больного в полное распоряжение. Прислушиваясь к дыханию сестры, она заметила, что та стала дышать ровнее и спокойнее. Так прошла вся ночь. Утром, часов в восемь, больная попросила переменить на ней белье, потому что была в сильном поту. Она сама села на постели, перекрестилась и попросила чаю. Обрадованная Анна Алексеевна торопливо исполняла все ее требования. В десятом часу пришел доктор и, осторожно войдя, спросил: жива ли больная?

“Войдите к ней, ей лучше”, — ответила Анна Алексеевна.

Он вошел и остановился, не веря своим глазам. Взглянул на нетронутое лекарство и спросил: “Чем вы лечили ее?”

“Вот врач, — ответила Анна Алексеевна, указывая на образок св. Пантелеймона, а вот и лекарство”, — показала она на Пузырек от масла.

Доктор осмотрел больную и воскликнул: “Ну, сильна вера ваша! Это чудо Бог сотворил, — иначе и предположить не могу. Вы знаете, что у Марьи Алексеевны был сильнейший дифтерит, и я не рассчитывал застать ее живою, а теперь этой болезни и следа нет. Я торопился узнать о результате действия моего лекарства, а вы к нему и не прикасались”.

“Простите, доктор, я была в таком отчаянии, что верила только в Божию помощь, и поэтому предпочла это масло вашему лекарству”.

“Мы молились за маму, — сказала маленькая Катя, — вот Бог и исцелил ее. Скажите, доктор, всем больным, чтобы молились Богу и читали акафист св. Пантелеймону. Ведь вы верите, что это он исцелил нашу маму?”

“Верю, детки, верю, это первый случай за все время моей врачебной практики. Я плохой христианин, но все-таки советую, когда ваша мама совсем поправится, пойдите с ней и отслужите благодарственный молебен. Теперь я смело поздравляю вас, Марья Алексеевна, с быстрым выздоровлением. Только один Бог мог вырвать вас из когтей смерти”.

С этими словами доктор ушел, радостный и удивленный. Марья Алексеевна, действительно, скоро поправилась.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказы для детей молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here