Откуда пошли молитвы

Детально: откуда пошли молитвы - специально для Вас.

Откуда пошли молитвы

Вера в Бога должна быть в сердце. Обряды, молитвы, посты – всё это придумали люди. Нуждается ли Господь в этом?

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

В поисках ответа обратимся к Божественному откровению. Первое обрядовое действие, которое упоминает святая Библия – жертвоприношение Авеля: он «принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его» (Быт.4:4). После потопа Ной, спасшийся с семьей в ковчеге, в знак благодарения «устроил жертвенник Господу; и взял из всякого скота чистого и из всех птиц чистых и принес во всесожжение на жертвеннике. И обонял Господь приятное благоухание» (Быт.8:20-21). Обратим внимание: обонял Господь приятное благоухание. Так говорит Слово Божие. В той же книге Бытия читаем: «Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе» (35:1). Бог сказал Иакову: устрой там жертвенник Богу. Значит не люди придумали.

Иисус Христос, принес Себя на Голгофе за грехи всего мира. Этой единственной (в силу Божественного достоинства Христа) Жертвой Спаситель мира отменил все ветхозаветные вещественные жертвоприношения, но духовные жертвы в Новом Завете остались. Первоверховный апостол призывает: «как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1Петр.2:5). Другой апостол, которого Господь назвал Мой избранный сосуд (Деян.9:15), говорит: «Итак будем через Него непрестанно приносить Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его. Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу» (Евр.13:15).

Теперь о молитве. Вновь обратимся к Священному Писанию. «И явился Господь Соломону ночью и сказал ему: Я услышал молитву твою и избрал Себе место сие в дом жертвоприношения Ныне очи Мои будут отверсты и уши Мои внимательны к молитве на месте сем. И ныне Я избрал и освятил дом сей, чтобы имя Мое было там во веки; и очи Мои и сердце Мое будут там во все дни» (2Пар.7:12-16). Священная история имеет множество примеров молитвы праведников к Господу. В Новом Завете все живет и дышит молитвой. Сам Господь дал образец совершенной молитвы: «Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах. » (Мф.6:9-13). Она так и называется – молитва Господня. Спаситель наш постоянно побуждает нас к молитве: «молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф.5:44); «молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (Мф.9:38); «все, чего ни попросите в молитве с верою, получите» (Мф.21:22); «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» ((Мф.26:41); «должно всегда молиться и не унывать» (Лк.18:1). Задумаемся: если святые апостолы, которым были открыты тайны духовной жизни, постоянно молились, можем ли мы что-нибудь возразить против их опыта: «Все они единодушно пребывали в молитве и молении» (Деян.1:14).

В письме утверждается, что не только обряды и молитвы, но и посты придумали люди. Верно ли? Сам Иисус Христос, воплотившийся Бог, перед началом проповеди Евангелия постился сорок дней и сорок ночей (Мф.4:2). Для чего Спаситель мира, Который не имел греха, постился? Чтобы научить нас. Господь призывает нас поститься с радостью: А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф.6:17-18). Как видим, Господь за истинный пост обещает награду от Отца Небесного.

Откуда произошли молитвы святых

Опубликовал Plameny в дневнике Дневник Plameny. Просмотры: 2419

Обычным делом для православного христианина является пользование молитвословами, канониками, акафистниками. И почти никто не задумывается о том, откуда и при каких обстоятельствах появились эти молитвы или произведения церковной гимнографии. Большинство верующих довольствуется готовыми молитвами и даже не допускает мысли о том, что с Богом, Пречистой Богородицей и святыми можно также молиться и своими словами.

В одном из своих поучений святитель Феофан Затворник пишет следующее: “. никогда не читайте без перерыва молитвы, а всегда перерывайте их своей личною молитвою, с поклонами, в средине ли молитв придется это сделать или в конце. Как только вспадет что на сердце, тотчас останавливайтесь читать и кладите поклоны. Это последнее, правило — самое нужное и самое необходимое для воспитания духа молитвенного . Если какое иное чувство займет очень, вы и будьте с ним и кладите поклоны, а чтение оставьте. так до самого конца положенного времени”.

Святитель изложил целый ряд правил для домашней молитвы. Кто пожелает, может их найти. Мы же продолжим развивать начатую тему.

Суть в том, что молитвы, собранные в молитвослове, не столько для того нам предлагаются, чтобы их машинально вычитывать, как бы отдавая дань Богу, а для того, чтобы самим научиться правильно молиться, возгревая молитвенный дух словами, изначально исполненными святой благодати и засвидетельствованными славной кончиной их составителей. Если же мы того не разумеем и не прилагаем должного старания к этому полезному и весьма душеспасительному труду, то, как правило, наши молитвы будут оставаться сухими и безплодными. Тот же святитель Феофан поясняет:

“Читай неспешно, во всякое слово вникай, и мысль всякого слова до сердца доводи, сопровождая то поклонами. В этом все дело читания молитвы, Богу приятного и плодоносного. Вникай во всякое слово и мысль слова до сердца доводи, иначе — понимай, что читаешь, и понятное чувствуй. Других правил не требуется.

Эти два — понимай и чувствуй, — исполненные как следует, украшают всякое молитвословие полным достоинством и сообщают ему все плодотворное действие”.

Разумеется, нельзя поддаваться бесовской прелести и, отложив молитвослов в сторону, дерзко и самонадеянно приступать к Богу и святым собственными словами скверных и безблагодатных уст! Такая практика приветствуется у разного рода еретиков. Но Церкви Божией она чужда.

Как можно научиться правильно молиться, если не вникать в примеры молитв святых угодников и не проникаться тем же духом благодати? Это же невозможно! Но, также нехорошо, если мы привыкаем бездумно скороговоркой вычитывать молитвы, не прилагая к ним ни размышлений ума, ни чувствований сердца, освященных Божией благодатью.

А какие это должны быть чувствования? – Это не слезная истерия с массой “Почему?”, адресованных Богу. И это не самонадеянная эйфория, возбужденная пустыми фантазиями обольщенного воображения. Нет, ни в коем случае!

Чувство бесконечного недостоинства, глубокого покаяния и неисчерпаемой благодарности за милосердие Божие – вот что угодно Господу, что освящается Его благодатию и что располагает Его милости к нам, грешным.

Читайте так же:  Молитва от врагов и зла

Бывают моменты, когда Господь посылает в душу молящегося умиление. Оно утешает, орошает и подкрепляет человека, но никак не превращает его в дерзкого попрошайку, возомнившего о себе, что достаточно угодил Богу, поэтому имеет права много чего просить. Кто разумеет, да трезвится.

. Когда святые еще не были прославлены и пребывали в земных скорбях, они претерпевали все те же самые трудности и переживания, те же падения и слезы покаяния, которые встречаются в жизни каждого из нас. Возгреваемый ими многими трудами на духовном поприще молитвенный дух приносил плоды в виде их собственных молитвословий, которые они писали для себя самих, дабы исполнить заповедь Спасителя о настойчивой, непрестанной и постоянной в духе молитве. Ибо “просящий получает, ищущий находит и стучащему отворят”. Приведу здесь, в качестве примера, молитву святителя Игнатия (Брянчанинова):

101Лествица. Слово 4, гл. ХL.

Обратите внимание на то, сколько раз угодник Божий говорит Богу о своих падениях. И если мы читаем в наших молитвословах слова, которые называют нас окаянными, нечистыми и блудными, то знайте, что прежде все сии слова были адресованы святыми себе самим. И никто из них не мнил себя святым, будучи на земле. Некто сказал: “Святые – на небе. На земле – все грешники”. И это самые правильные слова.

Не надо бояться учиться говорить с Господом и святыми. Они с любовью и радостью ожидают сердечного диалога с каждым из нас. Не нужны им наши сухие сотрясания воздуха языком, в которых нет жизни Духа. Живому общению с Богом и святыми, в Истине и Духе, – вот, чему следует научиться нам.

Так будем же учиться, пока есть время, дабы не предстать нам безгласными и безответными в день отшествия нашего.

История происхождения молитвы «Отче наш»

Молитва Отче наш имеет не только важные фразы и слова для каждого верующего. В строках молитвы находится скрытый смысл, познание самого Господа, а так же все то, что каждодневно окружает нас. Только настоящему христианину дарована возможность постичь все тайны и узнать захватывающие события, связанные с текстом этого молебена.

Тайна молитвы

«Отче наш» является всего одной молитвой, которая была дарована нам самим Богом. Существует мнение, что Христос отдал ее всему человечеству, она не была составлена ни святыми, ни простыми людьми, что придает ей огромную силу. Текст молитвы представлен так:

Отче наш, сущий на небесах!
да святится имя Твое;
да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
хлеб наш насущный дай нам на сей день;
и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.

Слова из молитвы содержат в себе все нужды людей, их ожидания и тяга к освобождению души. Загадка и значение этой молитвы в том, что она содержит слова Бога применяемые во всех случаях жизни, которые человек может применять как напутствие для себя на жизнь, так и для того, чтобы защититься от бесов, заболеваний и различных бед.

Истории спасения

Многие христианские деятели говорят, что чтение «Отче наш» в самые страшные моменты жизни способно помочь избежать ужасной участи. Главная тайна этой молитвы состоит в ее силе. Бог спасал многих людей, находящихся в опасности, читающих «Отче наш». Безвыходные ситуации, которые ставят нас перед лицом смерти — это наилучший момент для произнесения могущественных строчек.

Один из ветеранов Великой Отечественной Войны, некий Александр, писал письмо своей жене, которое ей не дошло. Видимо, оно было потеряно, поскольку нашлось в одном из мест дислокации войск. В нем мужчина говорил, что был окружен в 1944 году немцами и ждал своей гибели от рук противника.

«Я с раненой ногой лежал в доме, услышал стук шагов и немецкий говор. Я понял, что сейчас умру. Наши были близко, но рассчитывать на них было просто смешно. Я не мог пошевелиться — не только потому что был ранен, но и потому что оказался в тупике. Ничего не оставалось, кроме как молиться. Я готовился к смерти от руки противника. Они увидели меня — я испугался, но не перестал читать молитву. У немца не оказалось патронов — он начал о чем-то быстро говорить со своими, но что-то пошло не так. Они резко кинулись бежать, бросив мне под ноги гранату — так, чтобы я не смог до нее дотянуться. Когда я прочитал последнюю строчку молитвы, то понял, что граната не разорвалась».

Таких историй мир знает немало. Молитва спасала людей, которые встречали в лесу волков — они разворачивались и уходили прочь. Молитва ставила на праведный путь воров и разбойников, которые возвращали украденные вещи, прилагая записки о раскаянии и о том, что их надоумил на это Бог. Этот священный текст спасет от холода, огня, ветра и от любой напасти, которая может угрожать жизни.

Но главная тайна этой молитвы познается не только в горе. Читайте «Отче наш» каждый день — и это наполнит вашу жизнь светом и добром. Благодарите Бога этой молитвой о том, что вы живы, и вы всегда будете здоровы и счастливы.

Зачем нужен молитвослов?

Необходимый признак жизни — дыхание; необходимый признак духовной жизни — молитва. Христианин начинает каждый свой день с молитвы, молитвой его завершает, молится перед едой, перед началом всякого дела, в общем, постоянно, как дышит. Обрести это дыхание и поддерживать его — важнейшая часть нашей жизни.

Одной из самых читаемых книг для православного христианина является молитвослов — сборник молитв, составленных святыми людьми, которые мы каждый день приносим Богу. Иногда людям не очень понятно, как можно молиться чужими словами, да еще по книжке — разве молитва это не воззвание из глубины сердца? Если Бог — это наш небесный Отец, то как можно говорить с Отцом по книжке? Вы же не разговариваете с близкими людьми готовыми словами?

За этими недоумениями стоит определенное верное переживание. Действительно, с одной стороны молитва — спонтанное, естественное обращение к небесному Отцу; как говорит Апостол, «Потому что вы не приняли духа рабства, [чтобы] опять [жить] в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» (Рим.8:15)». Нет ничего неправильного в том, чтобы обращаться к Богу своими словами, спонтанно, естественно, как Вы бы обращались к кому-то очень близкому и родному — потому что во Христе Бог и пожелал стать нам близким и родным. Молитва — это всегда личное обращение, а не набор заклинаний.

Читайте так же:  Молитва дочери о благополучии в семье

Но у молитвы есть и другая, не менее необходимая сторона. Молитва — постоянный труд и усилие, требующее неослабевающей дисциплины. Как говорит Апостол, «Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением» (Кол.4:2) Сам Господь Иисус в молитве использовал стандартный молитвенник той эпохи — Псалтырь. Даже на Кресте Он обращается к Отцу со словами Псалма: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего» (Пс.21:2). Святой Апостол Павел наставляет христиан молиться, «назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу» (Еф.5:19)

Молитва «своими словами» естественно вырастает из молитвы словами записанными, и является ее продолжением. Мы не можем обойтись без молитвослова — по нескольким важным причинам.

Во-первых, наша «спонтанная» и «естественная» молитвенная жизнь неизбежно будет угасать. Мы всегда найдем причину, чтобы не молиться — мы слишком спешим, слишком устали, слишком заняты, да, и по правде сказать, нам слишком лень. Удивительно, но такое, кажется, не трудоемкое дело, как молитва, оказывается неподъемным, как только мы за него беремся. Почему? Вернемся к аналогии с дыханием — когда мы здоровы, мы дышим естественно и не думаем об этом. Когда мы больны — дыхание может даваться с трудом, и требовать усилий. А в духовном отношении мы все нездоровы и нуждаемся в исцелении — так что ожидать, что наша молитвенная жизнь наладится сама собою, нет оснований.

Поэтому молитва должна быть (как минимум) правилом — несколько минут утром и несколько минут вечером должны выделяться на общение с Богом. Независимо ни от чего — и говорить тут про «нехватку времени» просто нелепо. Как говорит в одном из своих интервью святейший Патриарх Кирилл, «молитва, это не хобби, на которое может хватать или не хватать времени». В самом деле, мы не должны молиться в другое, оставшееся от более важных дел время. Мы должны делать другие дела во время, оставшееся от молитвы. Если мы верим в Бога, то крайне нелепо было бы считать что-то другое более важным, чем общение с Ним. Ситуация, когда Творец и Владыка мироздания готов нас выслушать, но у нас находятся более важные дела, поразительна по своей нелепости — но мы ставим себя в нее снова и снова.

Мы чувствуем себя измотанными и забегавшимися, усталыми и раздраженными, и поэтому не молимся — но мы такие измотанные и раздраженные именно потому, что не начинаем наш день с молитвы. Мы должны — как это советуют все учителя молитвы — отложить все, выгородить в своем расписании священное, неприкосновенное время, в которое мы не смеем заниматься ничем своим, а только предстоим перед Богом и взываем к Нему. И пусть земля какое-то время повращается без нас — с ней ничего не случится за эти десять минут.

И тут нам понадобится молитвослов — потому что нам бывает трудно найти слова, мы можем быть слишком сонными, или усталыми, или раздраженными для того, чтобы самим подбирать слова, и нам на помощь приходят святые с их словами.

Во-вторых — молитва не есть дело одиночек, даже если человек молится один в глубине пустыни. Молитва всегда вводит нас в общение с Церковью и она всегда есть дело Церкви. Молясь, мы присоединяемся к общему току молитв, восходящих от земли к небу; к тем, кто молится сейчас, к тем, кто молился до этого, в прошедшие века, и к тем, кто еще будет молиться. И молитвы, написанные нашими отцами и старшими братьями в вере — святыми, вводят нас в этот струящийся через века поток. Вера Христова не есть вера отдельно стоящих гордых одиночек, но вера народа Божия, и молясь по молитвослову, мы учимся нашей общей вере, как когда-то учились писать по прописям.

Утреннее и вечернее молитвенное правило в обычном молитвослове довольно длинное — и читать его полностью для человека, только входящего в христианскую жизнь может показаться трудным. Тогда его можно сократить — но очень важно, чтобы мы молились постоянно и упорно, не пропуская ни одного утра и ни одного вечера.

Мы не можем выжить без молитвы — как не можем выжить без дыхания.

Молитва Отче наш история, содержание, смысл

Молитва “Отче наш” особая, с нее началась история христианского богослужения. Конечно, важно знать ее содержание и смысл, ее место в богослужении, как оно менялось и менялась ли, как исполнялась, какой несла смысл.

Но, пожалуй, важнее этого то, что лично вкладываешь в эту молитву, почему она так дорога тебе, с чем она у тебя лично связана. Личностное отношение к молитве – вот что важно, как и вообще в вере самое важное – личное, интимное отношение.

Известно, что эту молитву дал своим ученикам Сам Иисус Христос, когда они обратились к Нему с просьбой научить их молитве (Мф.6,9-13,Лк.11,1). Это единственная молитва, которую Он оставил.

В разные периоды и в разных местах она звучит по-разному. В I веке она была единственной, ею освящались утро, день, вечер, с нее начиналась евхаристия. Она была центром богослужения, одна молитва у ранних христиан (св. Игнатий: «да будет у Вас одна молитва…») – это и есть молитва «Отче наш». Все остальные молитвы только присоединялись к ней.

С исполнением молитвы тоже своя история. Песнопение молитвы изначально было общим, всем народом. Только позднее выделился хор, который стал заместителем общенародного пения «порядка ради». Этот порядок, однако, очень медленно и с трудом входил в древнюю церковь, но, завоевав богослужение, оно вытеснило первоначальный способ исполнения «Отче наш», в котором каждый вкладывал самое ценное – личное и интимное.

Может быть, поэтому у меня самые сильные ощущения от молитвы связаны именно с моментом ее исполнения перед причастием. Я не знаю, как это объяснить, откуда вдруг это ощущение, словно возвращаюсь на 2 тысячи лет назад, когда все именно так и происходило:

на протяжении всей службы, когда не было ни певчих, ни псаломщиков, не было разделения на тех, кто в алтаре и кто перед ним, все были святыми. Есть, наверное, память веры, хранящаяся в самом строе богослужения, которая дает о себе знать в эти мгновения.

Общенародное пение молитвы «Отче наш» – момент единения, воплощения соборности и церковности. Через общее пение мы, пришедшие в храм,ощущаем себя народом, объединенным любовью и верой в Церковь. Нестройно, неточно, не попадая в ноты, хриплыми голосами, медленно растягивая слова, не в такт и не в тон, но вместе.

Даже те, кого презрительно-уничижительно батюшки называют «захожанами», подпевают. Молитва идет издалека, от бабушек, от корней, от первых христиан. Здесь она обретает надличностный, народный смысл, потому что «едиными усты и единым сердцем», сохраняя чаяния каждого в голосах, вливающихся в этот хор.

Читайте так же:  Заговор молитва на продажу

Певчие не очень любят народное пение в храме, стараясь задавать удобный себе тон и ритм, который, по их мнению, вносит порядок и стройность, который чаще всего оборачивается диктатом и насилием, потому что порядок подчиняет личность тотальности, нивелируя ее до винтика и члена.

В этот момент перехватывает горло, я люблю всех, кто поет вместе со мной. Не знаю, все ли испытывают такое волнение, наверняка не все: кто-то уже привык к храму, кто-то уже не воспринимает это корявое песнопение за пение и соборность, а поет, потому что так положено.

Певчие глухо ропщут, а иногда и заменяют народ, не выдерживая фальшивости нот, своим музыкально правильным исполнением. Кто-то не знает и истории песнопений в храме, когда в ранний период христианства отдельного от народа хора не было, а пели все вместе, потому что все были «род избранный, царственное священство, народ святой, люди взятые в удел…»(1Пет; 2:5, 9-10).

За этим маленьким эпизодом кроется долгий богословский спор: что есть церковь? Для меня это народ, объединенный любовью и верой в Бога-Троицу. Но не будем вдаваться в подробности спора, немало копий сломано, да и высказывать свою точку зрения в церкви не принято и не безопасно. Все больше подчинение, все больше наказания и все меньше любви.

Но что произошло, то произошло, однако эти островки раннехристианского богослужения, как воспоминания далекого детства, задевают за живое, открывая навстречу самое потаенное спустя и две тысячи лет.

Но вернемся к тексту молитвы. Итак: Отче наш, Иже еси на небесех, да святится Имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь, и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Яко Твое есть Царство и сила и слава Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь. (Мф.6,9-13,Лк.11,1).

Существует много толкований на эту молитву, но мне ближе всего толкование Антония Сурожского, священника, эмигрировавшего в Париж вместе с родителями еще в отроческом возрасте после революции 1917 года, ставшего в зрелом возрасте тайным монахом, позднее –священнослужителем.

Объясняя «Отче наш», он говорит, что она разделена на несколько частей. Первая – пpизывание Бога-Отца, к которому примыкают тpи Его характеристики – первые прошения.

Вторая – четыре следующих прошения – идут от грешника и являют собой его путь в Царство Небесное.

Заканчивается молитва “Отче наш” – славословием Бога-Троицы, которое благословляет грешника на этот путь и потому произносится всегда от имени Самого Господа только священником. Некоторые толкователи говорят, что это поздняя приписка к молитве, которая уже шла от установившегося строя богослужения.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Суть молитвы проста, если вспомнить слова Иисуса, которыми он ответил на вопрос законоучителя: «Учителю, кая заповедь болши есть в законе? Иисус же рече ему: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслею твоею. Сия есть первая и болшая заповедь.

Вторая же, подобная ей: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе. В сию обою заповедию весь закон и пророцы висят» (Мф. 22; 36-40). В нагорной проповеди Господь учит не уподобляться в молитве язычникам, которые молятся широко, многословно, говорящих много и пространно, а молиться кратко и глубоко, давая за образ молитву «Отче наш».

Первая часть молитвы «Отче наш» относится к первой части наиважнейшей заповеди («Возлюби Господа Бога твоего…»), фактически являющейся первой заповедью из десяти, знакомых нам. Она взята из Ветхого завета (Втр. 6; 4-9) и называется еврейской «шемой».

Шема была дана евреям Богом на Синайской горе и читалась она евреями утром, вечером и при различных обстоятельствах, высекалась на косяках домов и складывалась в особые коробочки со словами из Торы.

Вторая часть заповеди относится ко второй части молитвы(«возлюбиши искренняго своего…»), объединяющая всю вторую часть декалога (5,6,7,8,9 и 10 заповеди). Таким образом, «Отче наш» – это перефразированные и сжатые десять заповедей, изложенные четко, понятно, доходчиво и кратко.

Меня всегда интересовала вторая часть, потому что никто не признается в открытую, кроме разве что святых, достигших духовного совершенства, в нелюбови к Богу. Поэтому, думается, в конечном счете, любовь к Богу всегда воплощается в любви к ближнему, которого любить всегда тяжелее, потому что он вблизи со всеми своими недостатками, ошибками, соблазнами и «кишками».

Второе – ближний, а может быть и прежде всего, это ты сам: как себя любишь, так и других. Принимаешь себя, принимаешь других. Ненавидишь и презираешь себя – других ненавидишь и презираешь. Знаю это не понаслышке, хотя сейчас модно говорить, что надо полюбить себя, но насколько это трудно – никто не говорит, если у себя знаешь грехов больше, чем у других.

И вот относительно себя, Христос говорит, что есть только три важных в этом мире вещи: иметь хлеб насущный, уметь прощать и необходимость избегать соблазнов, какими бы привлекательными они ни были.Он не просто перечисляет того, что важно уметь делать, чтобы избежать скорбей и страданий. Хотя и само по себе перечисление этих вещей очень значимо.

В этой части молитвы Иисус Христос устанавливает границы, начиная с хлеба насущного и кончая просьбой избавить нас от лукаваго. Хлеба просишь –проси только насущного, не больше; просишь оставить обиды – проси в той мере, в какой сам можешь оставлять другому – не больше;

просишь не вводить в искушения – не проси помощи в этом самостоянии, умей сам господствовать собой и над грехом, выдерживай эту борьбу; просишь избавить от лукаваго – умей сам видеть за красивой оберткой обман и соблазн.

Поскольку в двух последних прошениях речь идет о соблазнах и умении противостоять им, часто они объединяются в одно прошение. А для меня эти прошения самые важные, потому что отказ от соблазнов означает, что у тебя есть смысл, своя задача, что ты знаешь, зачем живешь и ты умеешь постоять за свою мечту и свой путь.

Это искусство и вершина пути каждого верующего. Когда Каин перед убийством Авеля сильно огорчился, что Бог призрел на дары брата и поник головой, Бог сказал ему: «Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4; 7).

Читайте так же:  Молитва о замужестве Святой Матроне

Вот в этом суть – «ты господствуй».

Когда научаешься отличать искушение от испытания, когда превращаешь искушение в испытание себя, когда научаешься видеть обман и не поддаваться на красивые слова и посулы, тверд и не колеблешься, тогда – научился справляться с соблазнами, тогда испытываешь приятно-легкое состояние души,

тогда лицо твое – не мрачное и поникшее, а светлое и открытое, потому что у тебя есть то, ради чего стоит жить и верить. Надо бодрствовать, говорит Господь, в этом сила верующего. Потому что «С Богом я все могу».

Вторая часть молитвы “Отче наш” – гимн человеку, который может выдержать все испытания, если знает зачем. Именно поэтому вторая часть – про каждого из нас, каждый молится, произнося «Отче наш», дай силы преодолеть все, силы, выдержать все испытания и выйти победителем.

Последние слова молитвы – благословение Господа – вкратце можно перевести: «Да будет так!» Аминь.

И последнее. Молитва идет не от себя лично, а от нас всех, ею мы молимся за всех, не только верующих, потому она должна исполняться именно соборно, как сегодня мы молимся перед причастием. Мы просим у всех прощения, мы просим сил принять и пройти достойно все испытания, мы ищем путь любви к Богу и ближним.

Откуда взялся молитвослов?

Вам никогда не хотелось разобраться, откуда взялся современный молитвослов? Вообще вопрос традиции православного богослужения (любое молитвенное правило, по большому счёту, и есть богослужение), как и что надо совершать, откуда что пошло и что значит — это предмет целой науки под названием “литургика”. Историческая литургика — важная ее часть: если ты не знаешь, откуда берет начало то или иное священнодействие, обряд, молитва, ты не сможешь понимать его в полной мере. Изучение таких вещей — путь к осознанности для укрепления в вере, страховка от искажения смыслов, от язычества и суеверий.

Каким же было личное молитвенное делание христиан разных веков, кроме естественной “отсебятины”? Сперва никаких установленных правил не было, пелись и читались псалмы и разные молитвы, иногда это была даже Евхаристия в домашних условиях [1]: христиане брали домой запасные Дары, сами читали положенные молитвы и причащались (сейчас бы за такое в психушку упекли).

Затем богослужебный круг расширился, стали появляться различные оформленные, фиксированные последования и новые жанры молитвословий (тропари, каноны, акафисты, светильны и т.д.). Общая молитва стала отделяться от частной.

Больше всего имеется информации о монашеской келейной молитве, т.к. в монастырских уставах и книгах до нас дошел ее состав и порядок совершения. Это были те же самые службы, что и в храме, дополненные личными молитвами авторства святых отцов и многократным повторением кратких молитв (“Иисусовой”, “Богородице” и т.д.).

Благочестивые белые (женатые) клирики и миряне, видимо, стали перенимать эту традицию, хотя доподлинно не известно, как вышло так, что самым распространённым ежедневным личным молитвенным правилом христианина в средние века было самостоятельное совершение некоторых богослужений суточного круга: вечерни и повечерия, полунощницы и утрени [2].

Фотограф: монах Онуфрий

В “Домострое” 16 века как закрепление этой уже сложившейся традиции звучат слова о том, “как следует в дому своем молитися”. Памятником и прародителем молитвослова считается издание “Малой подорожной книжки” (1552г., Вильно) Франциска Скорины.

Что было в ней: Часослов (содержащий в себе как раз те самые утреню, вечерню, повечерие и полунощницу), следованная Псалтирь (т.е. разделённая на части (кафисмы), с тропарями и молитвами после каждой), акафисты.

Никаких дополнительных молитв, знакомых нам из утреннего и вечернего правила, там ещё не было. Они стали появляться в других подобных этому сборниках в 16-17 веках, а в 18 веке начал происходить “отрыв” этих дополнений Часослова и Псалтири в отдельное последование.

В современных утренних молитвах наблюдаются лишь остатки схемы совершения и молитвословий полунощницы. Вечерние молитвы — это явный намёк на повечерие.

Молитвослов в современном виде как самостоятельное правило получил широкое распространение в России лишь в 19-20 веках, а самый пик популярности пришёлся, видимо, на 90-е гг., когда его стали издавать невиданными доселе тиражами.

Все исконные ежедневные молитвословия из Часослова остались священной прерогативой монахов и монахоподобных мирян, посвящённых в тайные дебри устава. У этой ситуации, по мнению пастырей и исследователей, есть недостатки: отрыв молитвенного правила от богослужебного круга, от общей молитвы и его индивидуалистичность по содержанию [3].

Вопрос келейного, домашнего молитвенного правила — это вопрос, одной стороны, сугубо личный, т.к. нет никаких жестких установок. Молитву “своими словами” тоже никто не отменял.

Есть только одно самое главное правило: молитва должна быть! Искренняя и живая, встроенная в нашу повседневную жизнь, движимая желанием чувствовать непрерывную связь с Богом и братьями во Христе.

Дабы научиться такой молитве, чтобы она не была индивидуалистичной, но гласы вопиющих к Богу сливались в общий хор “едиными устами” не только в храме, существуют последования. Выбор за нами, в совете друг с духовниками и друг другом.

Ссылки на источники:

Молитва, мольба – этимология

Аз словом сим молюся Богу.
Азбучная молитва
Константин Преславский, X в.

1) Существующая примитивная этимология

Викисловарь
Корень: -мол-; суффиксы: -и-тв; окончание: -а. Значение: действие по значению гл. молиться; хвалебное, благодарственное или просительное обращение верующего (священника или мирянина) к Богу, Богородице или святым.

Этимология по Максу Фасмеру (праслав. – вставка)

(Происходит от гл. молиться (молить), далее из праслав. *molditi, от кот. в числе прочего произошли: – вставка) ст.-слав. молити (deisthai, parakalein — Мар., Зогр., Супр.) молитися (prosefchesthai – Супр.), русск. молиться, молюсь, укр. молити, белор. молiць, болг. моля «прошу», -се «молюсь», сербохорв. молити, молим, словенск. moliti, molim, др. словенск. modliti sе . чешск. modlit sе, словацк. mоdlit sа, польск. modlic sie, в.-луж. modlic sо, н.-луж. modlis. Родственно лит. malda «просьба», maldyti, maldau «умолять», mel;sti, meldziu «просить, молить(ся)», хетт. mald-, maltai- «просить, говорить», арм. mаlt;еm «умоляю», др.-в.-нем. meldon, нов.-в.-нем. melden «заявлять, докладывать». Слав. метатеза *modliti

2) Применение термина в русском языке

а) Словарь русского языка XI-XVII вв., АН СССР, М., 1982, с. 243-246
http://etymolog.ruslang.ru/doc/xi-xvii_9.pdf
Молитва. 1. Мольба, просьба. Формы: молитва, млтвою, млтва (XI-XII вв.); 2. Молитва, моление; слово обращенное к Богу. Формы: млтва, молтвы, молтвы (XI-XIV вв.).

б) И.И. Срезневский (1812-1880). Материалы для словаря древне-русскаго языка по письменным памятникам, с. 101; https://dlib.rsl.ru/viewer/01004012017#?page=101
Молитва, формы: млтвами, млтвы (XI-XIV вв.), «Млтва вышьши есть всех добрынь» (XI в.). Не лихо глаголети в млтве (XII в.). Мольба — просьба (XI в.)

в) Национальный корпус русского языка

* Изборник: «приятъ будеть и мольба его до облакъ доидеть».
* Изборник (1076 г.): «светла же зело молитва непримесна м;сли земьн;ихъ».
* Житие Андрея Юродивого (пер. XII в.): «нача молити. Млтва в «Великое имя неведимого света. Посети млтва»

Читайте так же:  Читать молитву перед операцией

* Александрия (1400-1500): «Александръ же к нимъ рече: “Идете во Иеросалимъ, и кости пророка иеврейска Иеремея вземше, на крестъ града сихъ узидайте, того бо молитва ядъ исцелетъ змиин”.

* Житие Ферапонта Белозерского (1545-1555): «Орудиа бо бяху им на то угодна от прьвыхъ

* И. Т. Посошков. Завещание отеческое к сыну своему… (1718-1725)

“с богомыслием, то есть с возведением умных очес на небо, пред Самого Содетеля нашего Бога; а кую молитву глаголет кто в забытии ума своего, и та молитва до Бога не доходит, но на воздусе демони ю расторгают”.

* Архиепископ Платон (Левшин). Слово в день Преображения Господня (1780)
Молитва есть:
возвышение мысли нашей к Богу
наша с Богом беседа
излияние сердец наших пред Господом
жертва души нашей возносимая в пренебесный жертвеник
посредство соединяющее человека с Богом, и Бога с человеком
хототайца спасительных для нас благ
разрешение от грехов, прогнание нечистых духов, утоление печали, утешение в напастях, подкрепления малодушия, радость совести
преображает грешника в праведника. Яко беззаконие моё аз знаю, и грех мой предо мною есть выну
Преображает молитва неверующего в правоверного, из сына тьмы творит сыном света.
Преображает молитва раба в свободного. .

3) Обобщение и вывод

а) Термин «молитва» распространен в восточноевропейских языках, в западных европейских языках используются другие термины. Попытки этимологов XIX-XX вв. объяснить восточноевропейский общий лексикон существованием праславянского и славянского языка — недоказуемое, не имеют под собой историко-лингвистического основания, наука не знает ни единого славянского слова и текста; родоплеменные формирования славян не имели письменности.

б) Факт терминологического единства восточноевропейских языков можно объяснить только в связи с миссионерской деятельностью Кирилла, Мефодия и их учеников, которые в 863-885 г. в Великой Моравии перевели Ветхий и Новый Завет на созданный ими церковно славянский язык. Затем эти переводы были распространены в Болгарии, Сербии и др. восточноевропейских странах и стали основой лексикона «национальных» языков.

Какой язык богослужения взяли за основу просветители Кирилл и Мефодий при создании церковно-славянского языка — неизвестно, в то время Церковь признавала лишь три языка: еврейский (иврит, арамейский), латинский и греческий.
В русском языке достаточно много латинских и греческих специальных терминов: религиозных, научных, литературных и др., однако не значит, что церковно-славянский язык был создан на этой лексике.
Еврейскому языку (язык Бога) исследователи не уделяют внимание, что связано с процессом светской подготовки специалистов в Вузах, история и философия у нас преимущественно греко-латинская. Тем не менее, объяснить русскую речь греческим и латинским языком — невозможно.

Вывод
Иудеохристианство оформилось в Израиле, основатели этого религиозного учения, апостолы и миссионеры в большинстве своём — евреи. В VIII-XII веках в восточноевропейских странах (Польша, Чехия, Болгария, Сербия, Венгрия, Русь и др.) оформились крупные еврейские диаспоры, первое государственное формирование в регионе Днепр-Волга — иудейский Хазарский каганат (гос. язык иврит, религия — иудаизм).
Целесообразно рассмотреть термин в связи с библейскими образами и лексиконом, по крайней мере для этого есть религиозно-философское (оригинальные документы иудеохристианства написаны на иврите) и историческое основание.

4) Библейский образ молитвы и терминология

Ряд библейских стихов исследователи считают молитвами, например Псалом 50: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. ».
Молитва — обращение человека к Богу, как утверждают богословы есть и обратная связь, когда Бог обращается к человеку.

а) Даниил 4, библейский рассказ о царе Навуходоносоре (краткое изложение)

Могущественному царю Вавилона приснилось высокое дерево до небес, но тут к нему спустился ( с небес) «Бодрствующий и Святый» (ангел, Бог. ), который приказал срубить это дерево и на «семь времен» обратить царя в «зверское состояние» – чтобы «знали живущие Всевышнего».
«Мудрецы Вавилонские» не смогли истолковать этот страшный сон, и тогда был позван еврейский пророк Даниил, который и объяснил Навуходоносору Божественное знамение.
Он объяснил царю, это – «определение Всевышнего» и что «семь времен» пройдет, покуда царь не поймет, что Всевышний даёт царство кому хочет, а когда поймет, то царство вернется к нему. Посоветовал искупить грехи и беззакония, правдой и милосердием.

По прошествии 12 месяцев, царь похвалился своим могучим царством: «это Вавилон, который построил я», но тут же раздался Голос с Неба: «царство твоё отошло (от тебя)», и в тот же час царь потерял рассудок.
Когда закончились «семь времен» разум к Навудохоносару вернулся – царь помолился: «благославил я Всевышнего, восхвалил и прославил, Которого владычество вечное», и царство вернулось к нему.

В этом сюжете Библии описан механизм общения грешного человека с Богом и Бога с человеком. Человек получает предупреждение (Голос с неба, ивр. Бат Коль) и если не исправляет свои прегрешения, то следует наказание. Если человек раскается, признает свои проступки и не будет в дальнейшем совершать зло, то Всевышний прощает его и восстанавливает в правах человека.

Даниил 4:28: «Ещё речь (МИЛТА) была в устах царя, как был голос с неба ему сказал, царь Навуходоносор, падет твоё царство».

Здесь мы и встречаем арамейское слово М.Л.Т., МИЛТА слово, речь, соответствующий термин в еврейском языке М.Л., МИЛА слово, речь, высказывание.

* МОЛИТВА = без гласных (иврит язык согласных букв, гласные подразумеваются, но не пишутся) М.Л.Т. + В. = арам. М.Л.Т., с огласовками МИЛТА слово, речь + В = ивр. АВ отец, Бог; т. е. речь к Богу.

* МОЛЬБА = без гласных М.Л. + ЬБ = ивр. М.Л., с огласовками МИЛА слово, речь, высказывание + ЬБ = арам. АБА отец, Бог; т. е. речь, обращение к Богу.

См. стронг ивр. 4406, МИЛА; https://www.studylight.org/lexicons/hebrew/4406.html
См. стронг ивр. 1, АВ; https://bibliaparalela.com/hebrew/1.htm
См. Викисловарь, АБА; https://ru.wiktionary.org/wiki/;;;
См. Еврейская электронная энциклопедия, АБА; https://eleven.co.il/talmud-rabbinics/sages/
АББА, арамейский эквивалент ивритского АВ. Начиная с 1 в. это слово как в еврейских, так и в христианских источниках применялось в обращении к Богу.

Таким образом, используя библейскую лексику и образы, мы нашли содержание «праславянского» составного термина «молит+ва, мол+ьба» – речь, обращение к Богу.
Термины очевидно составлены из арамейских и еврейских слов.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Скорее всего, у просветителей Кирилла и Мефодия были тексты Ветхого и Нового Завета написанные на оригинальных языках, арамейском и иврите, откуда брались готовые формы слов-понятий. Из корня состоявшего из согласных знаков, составлялись слова-понятия церковно-славянского языка, иначе объяснить возникновение его в столь короткий срок (22 года) невозможно; на формирование литературного языка уходят века.

Откуда пошли молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here